Современная подводная охота

Виталий Иванович Виноградов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Ныряем глубоко

На международных соревнованиях по подводной охоте, которые проводятся на морских акваториях, умение глубоко нырять может предопределить исход борьбы. Спортсмены стараются ко дню начала чемпионата или первенства набрать максимально высокую спортивную форму. Прежде всего, разны-ряться так, чтобы глубинная охота, если ставку придется делать именно на нее, не стала камнем преткновения. Поэтому тот охотник, который имеет максимальную задержку дыхания и способный нырнуть на максимальную глубину, имеет преимущество перед своими соперниками. Не всегда, но при определенных условиях только это преимущество может решить исход борьбы в его пользу.

Российские пресноводные охотники, как мы уже говорили, испытывают потребность в глубоком нырянии намного ре-же, чем охотники на море. Глубину в 15 метров для наших рек и озер можно считать предельной, так как при вполне приличной прозрачности воды в 3-4 метра на такой глубине – зачастую почти полный мрак. Хотя это зависит от цвета воды: есть вода как бы светлая, а есть темная (от желтой до красно-коричневой, торфяной). При такой темной воде, даже если она прозрачная, и на 10 метрах может быть слишком темно для охоты. Потребуется чересчур много времени, чтобы глаза адаптировались к мраку, и вы стали различать окружающую обстановку.

С другой стороны на море, особенно на океанах, как и в реках, тоже бывает течение и порой весьма приличное, в котором приходится нырять и охотиться. Волнение на поверхности и зачастую довольно сильное тоже вносит проблемы в подготовку к нырку и здорово утомляет. Поэтому напряжение и дополнительный расход кислорода на море (океане) также присутствуют. Другими словами, глубоко нырять – всегда проблема, хотя многие охотники утверждают, что 15 метровая глубина пресного водоема по психологической сложности ее преодоления вполне можно приравнять к 25-метровой морской. И все же малая прозрачность воды и ограниченная видимость пресных водоемов, постоянное ожидание нежелательной встречи с деревом, арматурой или рыболовными сетями – все это требует большого напряжения и дополнительного кислорода. Но вот вопрос: а так ли необходимо в пресных водоемах нырять на большие глубины и что это дает?

Народная мудрость гласит: «Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше». На самом деле не всякая рыба и далеко не всегда ищет, где глубже, но то, что крупная рыба чаще держится на больших глубинах рек, озер, карьеров и водохранилищ – это факт. И тот охотник, который охотится на таких глубинах, имеет больше шансов добыть крупный трофей – это тоже факт. Согласитесь, аргументация за глубоководную охоту достаточно серьезная и вполне убедительная. Но, опять же вопрос: можно ли в себе развить такие способности, и, если можно, то как?

Такие авторитеты по данному вопросу, как Андрей Лагутин, Юрий Эль, Владимир Докучаев, которые имеют свои школы и учат правильному дыханию и глубоководному нырянию, в один голос заявляют, что для среднестатистического охотника это вполне доступно. Надо только учиться и тренироваться. В журнале МПО имеются целые серии обучающих статей, которые, по правде говоря, не выглядят описанием такого уж простого дела. Наивно было бы рассчитывать, что, прочитав за двадцать минут самую правильную и подробную статью, вы уже готовы глубоко нырять хотя бы теоретически. Все-таки лучше, чтобы при обучении рядом был такой охотник, который сумеет донести до вашего сознания все тонкости процесса.

Современные методики обучения арпое (впрочем, «современные» они лишь для нашей страны) сильно отличаются от тех, которыми пользовались 20-30 лет назад наши подводные охотники-спортсмены. Собственно, никаких особых методик в те годы и не было. Тогда вся «наука» сводилась к постоянным тренировкам, которые, между тем, тоже давали хороший результат.

Например, московские и подмосковные спортсмены в зимний период тренировались в бассейне Центрального морского клуба ДОСААФ, где имелась ванна-бассейн глубиною 12 метров. Спортсмены на одном вдохе ныряли, достигали дна, всплывали, разворачивались, вновь шли до дна и вновь всплывали. Если учесть, что разворот на поверхности сжигал много кислорода, а на ногах были ласты «Акванавт», то, не правда ли, очень не слабые результаты? Кстати, ныряли всегда с использованием гипервентиляции, которую ныне объявили вне закона.

Научиться правильно дышать (или переучиться от неправильного к правильному), правильно готовиться к нырку и работать ногами для того, чтобы глубоко нырять – действия необходимые, но недостаточные. Любой спортсмен знает, как быстро теряется форма без тренировок. Дойдя на обучающем цикле до трех минут задержки дыхания в статике, через какое-то время без тренировок, обнаружите, что ваша задержка сильно «подсела». Начнете снова тренироваться, и ваши результаты непременно поползут вверх.

Тренированный от не тренированного охотника отличаются не только начальными результатами по части задержки дыхания, но и скоростью набора после перерыва тренировок своего максимального результата. То есть после длительного перерыва один охотник разныривается за час-полтора, а другому достаточно 5-6 нырков.

У российских охотников в части натренированности на глубокие охоты есть серьезные проблемы, которые вызваны объективной причиной: у нас много мелких и мало глубоких охотничьих водоемов. Впрочем, разного рода серьезных глубин можно найти не мало. Но таких, чтобы там была рыба, достаточная прозрачность, свет и желательно отсутствовал всякий опасный для ныряльщика хлам – таких мало. Вот и вынуждены все, в том числе и те, кто предпочитает и любит глубоководную охоту, лазить по траве и тростникам. Однако навык глубоководных погружений, при этом, увы, теряется.

Умение глубоко нырять зиждется на двух «китах»: наличие большой динамической задержки дыхания и отсутствие страха перед пресноводной глубиной – темнотою, различными препятствиями, сетями и т п. Второму не учат, к этому надо просто привыкать (хотя это совсем не «просто»!). Получается, что при отсутствии проблем с продуванием ушей и выравниванием внутреннего давления, умение глубоко нырять и хорошая задержка дыхания в динамике, с учетом адаптации организма к пребыванию на глубине – почти синонимы. И вот тут мне бы хотелось по иному расставить акценты.

И в заголовок этого раздела, и во всех наших подводно-профессиональных дебатах мы говорим и ставим на первое место «глубокую «нырялку». Я же полагаю, что по большому счету для подводной охоты куда как более важное умение – задержка дыхания. Во-первых, как мы выяснили, она является главной составляющей глубоководной подводной охоты, но, что еще более важно – она крайне полезна и во всех других ее видах.

Имея хорошую задержку дыхания, мы используем очень эффективный, иной раз единственно возможный, метод охоты – залежку. От длительности задержки может впрямую зависеть результат – количество и качество добытой рыбы. Залежку же делают на любых, в том числе и самых малых глубинах. Умение экономно расходовать кислород очень помогает при необходимости нырять на течении, которого в пресных водоемах предостаточно.

Продолжительная задержка дыхания – очень полезное свойство охотника, но не обязательное. Очень многие из нас не отличаются таким умением, но охотятся, охотятся часто и вполне счастливы. Конечно, я имею здесь в виду охотников-любителей, а не спортсменов, для которых подобные подходы не приемлемы. Но в любом случае нельзя определять «качество» любого охотника продолжительностью его залежки, ибо, в конечном итоге, далеко не она одна, а многие другие умения и знания определяют успешность охоты. Если же мы вспомним, что понятие «успешность» для большинства охотников-любителей заключается не в количестве добытой рыбы, а в количестве получаемого удовольствия от процесса, то способность глубоко нырять может и вовсе не иметь никакого значения. По этому поводу лидер спортивной команды O.ME.R.

Марко Барди на пресс-конференции в ходе фестиваля «Золотой дельфин-2007» дословно высказался так: «Не нужно путать хорошую подводную охоту с хорошей задержкой дыхания». Думаю, чемпиону мира по подводной охоте стоит поверить. С другой стороны, часто от хороших ныряльщиков можно слышать восторги от ощущения свободы и легкости, которую никак не почувствовать, если вас душат спазмы и мучительное желание подышать или вы плаваете только по поверхности. Ощущение, что вы человек-амфибия не придет, если у вас задержка дыхания 20 секунд, и вы, едва достигнув дна, скорей-скорей торопитесь обратно к поверхности. Удовольствие от подводной раскрепощенности и ощущения полета может придти только в том случае, если ваше сознание полностью избавится от всяческих страхов и мыслей о необходимости вдохнуть воздуха. А для этого без продолжительной задержки дыхания никак не обойтись.

Какой же вывод может сделать охотник из всех этих рассуждений? Да самый простой: желаете вы получить все то, что дает продолжительная задержка дыхания – учитесь этому и не забывайте о тренировках. Если же вы вполне счастливы от той охоты, которую уже практикуете, и другого вам не надо – не морочьте себе голову учебой и тренировками, и будьте счастливы дальше.

Следуя выбранному нами порядку освещения той или иной проблемы подводной охоты, сейчас надо было бы обсудить методики глубинной охоты и особенности используемого снаряжения. Но так как глубинная охота в меньшей степени, нежели другие виды подводной охоты характерна для российских, то бишь пресноводных условий, то мы коснемся лишь самых главных принципов подбора, наиболее удобного для такой охоты, снаряжения. К тому же практически все снаряжение и оружие, завозимые в Россию, разрабатывались и ориентированы именно на морскую, глубоководную охоту.

Одна из основных особенностей глубоководных погружений – высокое давление и сильный обжим ныряльщика водной средой. Обжим гидрокостюма снижает его объем, а значит и его плавучесть.

Охотник, имеющий, к примеру, на поверхности нулевую плавучесть, по мере погружения начинает получать все большую и большую плавучесть отрицательную. Чтобы этот нежелательный процесс свести к минимуму, гидрокостюм должен быть не слишком толстым и не слишком мягким. Границы этих «не слишком» нам установить не удастся, так как для этого следовало бы рассматривать сочетание конкретных условий: температуру воды, соленость воды, глубину погружения, методику охоты и многое другое.

Так как плавучесть охотника впрямую зависит еще и от грузового пояса, то его вес так же нельзя определить конкретной цифрой. В среднем считается, что грузовая система должна иметь такой вес, чтобы придать охотнику нулевую плавучесть на двух третях глубины погружения. То есть при погружении на 30 метров, зависнуть без движения вы сможете на 20. При этом с поверхности и до 20 метров придется с помощью ласт преодолевать положительную плавучесть, а с 20 до 30 – вас будет топить. При всплытии наоборот: первые 10 метров придется включать ласты и преодолевать отрицательную плавучесть, а дальше вас будет поднимать за счет наступившей положительной плавучести. В этом подходе тоже, естественно, могут быть отступления.

Например, охотник желает зависнуть и охотиться в толще воды, например, на 10 метрах, вне зависимости от того, как далеко еще до дна. Понятно, что при этом нулевую плавучесть следует создать не на 6-7 метрах, а на 10-метровой глубине. Или, когда дно, на котором вы решили полежать, сильно заилено. При отрицательной плавучести, упав на такое дно, вы непременно поднимете завесу ила, и вряд ли что потом увидите перед собой. Поэтому и в этом случае у дна ваша плавучесть должна быть нулевой или чуть-чуть положительной.

Так как глубинная охота требует максимальной задержки дыхания, а та, в свою очередь, – минимальных энергетических затрат, то исходя из этого предъявляются и требования к ластам. Ласты должны обладать максимальной эффективностью, которая определяется соотношением прикладываемых усилий к получаемой мощности толчка. Такие свойства присущи ластам с карбоно-выми или близким к ним лопастями «от Лагутина».

Но опять же, следует учитывать не только глубину погружения, но и другие условия охоты, такие как прозрачность воды и наличие мешающих маневрам в длинных ластах подводных предметов. Если эффективность ныряния войдет в противоречие с безопасностью, эффективностью следует пожертвовать.

Не применимы при глубоком нырянии верхние клапана на дыхательных трубках. Уже с 5-6-метровой глубины, запертый в трубке и сжимающийся под давлением воздух, начинает втягивать язык в загубник. Можно, конечно, отдать трубке немного воздуха из своего запаса и выровнять давление, но еще через 5 метров все повторится вновь. Нецелесообразно на море использовать верхний клапан еще и потому, что те многочисленные плюсы, из-за которых мы его используем в пресных мелководных водоемах, на море-океане исчезают.

Так как при охоте на море (глубоких озерах, водохранилищах или карьерах) рекомендуется использовать буй или плотик, то и куканы имеет смысл крепить не на грузовом поясе, а на этих плавающих по поверхности элементах снаряжения.

Выбор оружия, в данном случае, никак не зависит от того, на глубинную охоту вы собрались или решили полежать на мелководье. Мощность и длина (принцип действия не играет роли) ружья всецело зависят от прозрачности воды, метода охоты, вида и размера рыбы и личных пристрастий охотника. Последнее не объективный, а субъективный фактор, который, между тем, может впрямую влиять на результат. Катушка с 20-25-метровым запасом линя, считается неотъемлемой частью морского ружья.

Многие любители глубоководной охоты и профессионалы считают также необходимым использование подводного мини-компьютера. Вещь дорогая, но полезная. С его помощью вы можете контролировать процесс охоты: время нахождения под водой, время отдыха на поверхности, глубину погружения, температуру воды, уровень термоклина и еще много чего. Компьютер предупредит вас о слишком большой задержке дыхания и о слишком большой глубине погружения, то есть является существенным элементом обеспечения безопасности глубоководных погружений.