Современная подводная охота

Виталий Иванович Виноградов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Страховка на охоте: Миф или реальность?

После обращения к таким не простым темам, как сухие или мокрые гидрокостюмы, однозубцы или трезубцы, пневматы или арбалеты, этична или нет ночная охота, мы опять обращаемся к достаточно щекотливой теме – теме страховки на подводной охоте. Имеется ввиду страховка внешняя, то есть другим охотником или другими людьми. Мы же не станем отрицать, что наше увлечение, особенно когда переходит на уровень спорта, может, мягко говоря, плохо отразиться на нашем здоровье? А «щекотливая» эта тема потому, что на первый взгляд и сомнений не может быть, что такая страховка не только целесообразна, но и просто необходима. Однако это только на первый, поверхностный взгляд. Сухие факты и беспристрастная практика, увы, говорят о другом…

Обратимся сначала к действующим документам. В Положении о проведении чемпионата России по подводному рыболовству (охоте), принятом в 1997 году старейшей в России охотничьей Федерацией – РФПР, по этому поводу написано следующее. «Техническая страховка на акваториях осуществляется по желанию спортсменов: попарно-поочередное ныряние; представителем команды с лодки или с берега; одновременно обеими способами». О чем это говорит? О том и только о том, что устроители соревнований всеми возможными путями пытаются обезопасить спортсменов, что вполне понятно и оправдано.

Однако, записывая эти требования в Положение, руководство Федерации, состоящее из опытных охотников, наверняка осознавали, что данные меры действенны не всегда и не везде. Попробуем и мы в этом разобраться. То есть, во-первых, очертить возможные ситуации под водой, когда охотнику может потребоваться помощь, и, во-вторых, попытаться понять, как эту помощь оказать. Либо честно признаться, что в таких-то и таких-то условиях своевременная помощь невозможна, и охотнику на нее рассчитывать не следует.

В морских условиях, когда охота проходит на больших открытых пространствах, страховка возможна как с лодки, так и с воды вторым ныряльщиком. С определенной долей справедливости эти условия можно распространить и на прозрачные озера, водохранилища и карьеры. С лодки можно отследить охотника только тогда, когда он на поверхности. Теперь представьте себя в роли страхующего, которому в течение 5 или 6 часов надо поминутно контролировать место и время всплытия охотника. Положим, вы знаете, что ваш подопечный может находиться под водой 2 минуты. Время это вы не будете отслеживать по часам, тем более в течение всей охоты, а станете использовать собственное ощущение времени. Показания ваших «внутренних» часов, между тем, могут существенно отличаться от фактического времени. Особенно после многочасового сидения в лодке на жаре.

В результате первую тревогу по охотнику вы испытаете через 2-3 минуты после того, как он должен был появиться на поверхности. Но все еще продолжите искать его глазами справа, слева, поближе и подальше. Решительные действия начнутся еще через минуту. Потом вы должны натянуть на себя хотя бы маску и ласты, а это тоже время. Наконец, вы за бортом, но куда плыть, куда нырять?

Лодка с самого начала не была вблизи охотника, так как иначе бы мешала его охоте, а теперь расстояние между ней и местом событий за счет действий под водой, течения и ветра, могло многократно увеличиться, причем в неизвестном направлении. Поиск потерпевшего в такой обстановке может продолжаться от нескольких минут до бесконечности. В результате, сложив все составляющие, рассчитывать на своевременную помощь можно, но вероятность ее ничтожно мала.

Я умышленно рассмотрел самый крайний вариант самостоятельной охоты. В действительности при охоте на море, на соревнованиях и не только, ныне используют сигнальные буйки или плотики, которые являются не только предупреждением о ныряющем охотнике для всех судов и лодок, но и относительно точно определяют его место для страхующего плавсредства.

Вариант страховки другим пловцом намного предпочтительнее уже потому, что он уже полностью экипирован для немедленных спасательных действий и находится почти всегда на прямой видимости с охотником. Конечно, при условии, что это позволяет прозрачность воды. Но, увы, такое бывает слишком редко, а при глубоководной охоте – практически никогда. К тому же напарники должны иметь как минимум одинаковые способности к глубокому нырянию. Если охота направлена на пелагические виды рыбы, то человек на поверхности только своим присутствием может ее отпугивать, что совсем не входит в планы охотника, нацеленного на максимальный результат.

Примеров того, как страховка с лодки или катера оказалась действенной и своевременной, увы, мало. Лично мне известен только один такой случай, когда много лет назад на соревнованиях в Черном море младший брат Александр Бойцов спас старшего брата

– Юрия. Ситуация уникальная и в смысле вызвавших ее обстоятельств, и в смысле фактической случайности благополучного исхода. Зато все мы знаем совсем свежий эпизод, происшедший перед последним Чемпионатом мира с нашим спортсменом Александром Уткиным, когда лодка, призванная его страховать, проехалась по охотнику. Куда больше примеров, когда и лодки есть, и людей в них достаточно, но охотник или дайвер были потеряны. Иногда даже тело погибшего найти не могут.

В пресных водоемах понятие «страховка подводного охотника» еще более иллюзорное. Связано это с тем, что на реках, как правило, отсутствуют два главных и необходимых фактора для успешной страховки, которые имеются в море: большие и открытые водные пространства и высокая прозрачность воды. Два охотника, войдя в реку, уже через минуту теряют друг друга из виду. Лицезреть их с берега обычно не дают прибрежные кусты и деревья, либо стена жесткой водной растительности. К тому же равнинные реки сильно петляют.

Когда мы охотимся на реке компанией, то частенько бывает так, что все уже давно на берегу, переоделись и перекусили у костра, а кого-то все нет и нет. Порой в голову лезут всякие нехорошие мысли. Чтобы хоть как-то себя успокоить, встаешь и топаешь вдоль берега, время от времени окликая пропавшего. Понимая, что он может в эти самые моменты находиться под водой и не слышать моих призывов, я прислушиваюсь. Часто даже близкое присутствие охотника обнаруживается только на слух, по характерному пофыркиванию в трубке.

Очень хорошо помню, как переживал за еще совсем маленького сына, который только начинал охотиться. Смелости (или глупости?) ему было не занимать, он лез в самую густую траву и под прибрежные кусты, уже зная, что именно там держится рыба! А я стоял на берегу, видел и слышал, как ходит ходуном куст, под которым сражается мой конопатый отпрыск, и «молился богу», чтобы все закончилось лишь накоплением нового опыта. При этом не удавалось обмануть себя или успокоить, так как я осознавал – случись что, оказать помощь я могу и не успеть…

Теоретически можно плывущего по реке охотника сопровождать на надувной лодке. И так бывает. Но обычно те, кто в ней находятся либо рыбачат, либо просто загорают, то есть под постоянным «прицелом» охотника не держат. И помощь они смогут оказать только по соответствующему призыву охотника. Однако на реках несчастье может случиться только, если охотнику по той или иной причине не удается дотянуться трубкой до поверхности (инфаркт, инсульт не учитываются). Услышать же призыв о помощи, идущий из-под воды, человеку, увы, не дано.

Вариант страховки вторым охотником в условиях равнинной реки, содержит в себе едва ли не больше вреда, нежели пользы. Опять же чисто теоретически может так случиться, что охотник окажется в нужном месте в нужное время, то есть там и тогда, когда его друг окажется в беде. Тогда он, вероятно, сможет оказать своевременную помощь. Однако на практике такое соседство, когда в непосредственной близости плавают два заряженных ружья, довольно часто заканчивается стрельбой не по рыбе, а по охотнику-коллеге. И таких примеров масса.

В данном случае, наличие в реке второго или еще нескольких охотников, должно рассматриваться не как возможная помощь, а как дополнительная(к тем, что уготованы нам под водой) опасность. Поэтому охота должна проходить строго по своей стороне реки. Даже, если выпавшая вам сторона оказалась пустой, а на соседней вы увидели очень привлекательный завал, не нарушайте договоренности, не переплывайте на чужую сторону. Ваш друг не ожидает там вас встретить, а это еще больше увеличивает вероятность несчастного случая. Только очень опытные охотники, которые полностью доверяют друг другу, позволяют себе плавать и охотиться рядом.

В качестве подтверждения данного правила можно привести требование к подводным охотникам-спортсменам, которое записано в Правилах проведения соревнований Российской подводной Федерации. Статья 9.5 гласит: «При видимости менее 4 метров расстояние между спортсменами должно составлять не менее 10 метров».

Всякий охотник стремится уединиться не только из соображений безопасности. Мы лезем в воду и для того, чтобы налюбоваться чудесным подводным миром, но и за рыбой – тоже. А она пуглива, и чем меньше пугающих ее факторов, тем выше наши шансы на успех. Понятно, что еще один охотник в непосредственной близости, эти шансы понижает. Да и воду замутит, если окажется несколько выше по течению. Все известные российские мастера подводной охоты признаются, что наше увлечение – действо одиночное. Они всегда стремятся уединиться на акватории, чтобы только их мастерство сказывались на конечном результате.

Понятие «страховка» в горной реке имеет свои нюансы. Пожалуй, оно не столь призрачно, как в равнинной реке, и в первую очередь потому, что сами реки обычно не глубокие. К тому же там намного меньше источников опасности, точнее, он один – удар об камень. Сетей, коряг, завалов, кустов, плавающих «крыш» и прочих подводных сюрпризов в горной реке обычно нет. Главная опасность – оказаться втянутым в порог. Бросаться за несчастным туда же – глупо. Во-первых, вы ничем ему на такой стремнине помочь не сможете. Во-вторых, вам самому может от порога достаться больше, чем вашему другу, ибо последствия такого неподготовленного сплава по порогу абсолютно непредсказуемы.

Самое правильное – встретить его после порога, где течение ослабевает, и там оказать помощь, если потребуется. Вот только как это сделать? Выбраться на берег, снять ласты, обогнать по камням или таежной тропе горный поток (его скорость более 15 км/час), надеть ласты и очутиться в воде своевременно – нереально. Вывод: не попадать в порог – раз, а коли попал, не рассчитывай ни на чью помощь – два.

И так, мы проанализировали основные подводные ситуации, которые могут привести к необходимости оказания помощи охотнику. Однако, при том, что сама необходимость помощи не вызывает сомнений, ее конкретное осуществление, как мы убедились, либо практически невозможно, либо и вовсе полностью исключено. Вывод настолько же прост, насколько и важен: подводный охотник, находясь в воде, от всех бед выручает себя сам. Но еще лучше – в эти беды не попадать. При этом «рассчитывать на себя» не значит, что вы будете уповать на предохранитель в ружье, на классный нож, свои могучие бицепсы или сумасшедшую задержку дыхания. Самый главный, единственно правильный «предохранитель» находится в вашем мозгу. Только он действительно надежно может уберечь вас от беды.

Неукоснительно соблюдайте меры безопасности на охоте, которые ныне подробно описаны применительно ко всем случаям нашей подводной жизни. Да, могут быть ситуации, которые невозможно предвидеть, так называемый «форс-мажор». Но попробуйте вспомнить все известные вам травмы и несчастья, случившиеся с нашим братом, и вы убедитесь, что почти всегда они происходили по причине несоблюдения того или иного, уже известного правила безопасности. Хороший охотник – умный охотник. А дисциплинированность и осторожность – непременные условия безопасной подводной охоты, безопасной для вас и для окружающих.

У проблемы безопасности на подводной охоте есть еще один важный аспект, который выходит за рамки безопасности конкретных физических лиц. Я имею в виду существование и жизнь самой подводной охоты, которая зависит от статистики количества травм и смертей с нею связанных. Ну, пожалуй, запретить это явление в стране уже не удастся, но навешать различных ограничений заботливые дяди еще как могут. Насмотревшись, как мы с помощью подводных ружей калечим себя и тех, кто рядом, начиная от магазина (и такое было!) и, заканчивая берегом реки, они очень даже просто могут ограничить условия их приобретения, транспортировки и использования. И это не фантазия. Вот, например, как мне аргументировал свои ограничения на подводную охоту начальник Мурман-рыбвода: «…предлагаем Вам представить свои предложения в Управление «Мурманрыбвод» для отведения конкретного участка реки Пиренга и других водоемах в соответствии с мерами безопасности при проведении подводной охоты». Вот так трогательно заботятся о нашей безопасности люди, имеющие власть, но не имеющие никакого представления о том, что такое сама подводная охота. Поэтому, если кто-то из подводных охотников по молодости лет не слишком серьезно относится к собственной безопасности, то может от необдуманных поступков его остановит небезразличное отношение ко всем нам?