Настольная книга подводного охотника

Виталий Иванович Виноградов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Ночная подводная охота



С наступлением темноты, под водой, как и на суше, начинается новая жизнь. Одни обитатели морей и рек прячутся на это, неблагоприятное для них время, другие, наоборот, выбираются из укрытий. Ночные погружения требуют от охотника не только серьезного личного опыта и надлежащего снаряжения, но и немалого мужества. Луч фонаря высвечивает лишь маленький участок подводного царства, а за ним – безграничный, черный мрак. Черное, значит неведомое, а неведомое всегда пугает. К тому же сам находишься вне света, как раз в этом мраке. Ноги стараешься подтянуть поближе, и фонариком нет-нет да и посветишь себе за спину… Кто повылезал из глубоких нор, кто поднялся из темных, даже в самые солнечные дни, омутов и ям? Точно знаешь, что в этой реке знаменитая Несси не живет, но… все равно жутковато. А высунуться из темноты в свет фонаря и выставляться на показ – еще страшнее. Заметить могут…

И сейчас, когда за плечами сорокалетний стаж подводной охоты, сказать, что ночью я залезаю в реку или озеро совсем без напряжения – значит сказать неправду. А, может, в этом и заключена особая привлекательность ночной подводной охоты, только мы не хотим себе в этом признаться? Ибо неведомое не только пугает, но и притягивает.

Доводилось мне плавать ночью при полной луне. Картина и на поверхности-то сказочная, а под водой – просто волшебная. Словами это не передать при всем желании.

«Чистых» ночных охотников очень мало. Верно, ночью охотиться страшновато, но с этим в состоянии справиться практически любой. Человек и не к такому привыкает. Главная же причина в том, что в рамках одной поездки на охоту совмещать дневную и ночную охоту, никакого здоровья не хватит. Кроме того, под водой вместе с дневным светом исчезают все краски, кроме черной, пропадает чудесный, объемный подводный пейзаж. Что же остается? Рыба – и только. Получается, что ночью охотник уходит в воду исключительно за рыбой? Это скучно. Среди интересов настоящих подводных охотников гастрономические и материальные никогда не превалировали.

Есть весьма достойный аргумент в пользу ночной подводной охоты: возможность испытать себя в борьбе с очень крупной рыбой. В первую очередь это ночные хищники: сом, налим, угорь. Гигантские сазаны, карпы и амуры тоже поднимаются из глубин покормиться на отмели и мелководье. Отыскать в ночи такого соперника, сразиться и победить его – мечта истинного охотника.

Часть подводных охотников приобщилась к ночной охоте вынужденно. Ну, нет у них возможности посвящать своему хобби даже выходные дни: то на даче неотложные дела, то заботы по дому и так далее. Вот и ухитряются, например, в пятницу после работы мчаться домой, кидать снаряжение в машину, и на речку. Пока добрались, облачились в снаряжение – уже стемнело. Часика два-три поплавали, «оттянулись» немного и домой, в койку. А утром выходного дня они уже в полном распоряжении своих жен и детей, без нареканий и недовольств с их стороны.

Не последнюю роль в выборе ночной охоты играет отсутствие на водоемах традиционных рыболовов и бороздящих поверхность моторок да гидроциклов. С первыми всегда трудно объясняться, а от вторых, в принципе, следует держаться подальше. Наконец, многие страстные охотники не могут дотерпеть до выходных дней, очень хотят хоть пару часиков полазить, а эта пара часиков среди рабочей недели имеется только ночью.

Подводная жизнь реки или озера и поведение их обитателей ночью сильно отличается от того что мы наблюдаем днем. В познании этих особенностей, кстати, еще один аргумент в пользу ночной охоты. Свет фонаря на одни виды рыб не воздействует никак, а по другим будто хлыстом или плетью лупит, и заставляет в панике тут же исчезать. На поведение рыбы влияет и сила света. Поэтому рекомендуется держать свои потенциальные цели для стрельбы не в центральном луче, а в боковом, рассеянном свете.

Удивительно красиво в лучах фонарика смотрится, например, стайка верхоплавок. Десятки и сотни маленьких, трехсантиметровых рыбок, будто бы отлитых из ртути, отражают падающий на них свет, мечутся перед вами словно маленькие молнии в ночи. При этом, тычутся в стекло маски, в фонарь и ружье. Феерическое зрелище!

Жереха не случайно называют «корсаром речных просторов». Он всегда в движении, и ни мне, ни моим ближайшим коллегам не удавалось видеть его днем стоячим. А вот ночью заглянул мой приятель Виталий под плавун, и увидел под его крышей именно такого «корсара». Созерцание друг друга продолжалось недолго: рыбина метнулась из-под своего укрытия, но не прочь, а к охотнику. Ударила его в стекло маски, отскочила и вновь заняла прежнюю позицию под плавуном. Пока Виталий соображал, что бы это могло значить, жерех повторил свой маневр: опять ударил в маску и снова отскочил на свое место.

Наконец, охотник пришел в себя и, не дожидаясь очередной атаки, выстрелил. Жерех, видимо, переоценил свои силы, либо недооценил силы противника, и в результате оказался на стреле. К сожалению, у висящей на кукане рыбы не удалось выяснить мотивы столь необычного ее поведения, и вопрос этот остался открытым…

Лично мне, предпочитающему дневную охоту, приходилось много раз видеть во всех деталях охоту щуки на братьев своих меньших. Но ни разу не наблюдал охоту сома. А вот мой товарищ Виталий видел…

В прозрачной воде свет фонаря высветил перед охотником уютную подводную полянку, площадью метра два или три квадратных. В ее левом ближнем краю, легонько перебирая грудными плавниками, стояла одинокая плотвица, а чуть дальше несколько мальков. Виталик не двигался, любуясь мирным подводным пейзажем. Вдруг от противоположного края полянки, из густых зарослей травы вылетает черная «торпеда». Разевает огромную, белую пасть, в которой исчезает несчастная плотвица, и не менее стремительно, задним ходом, вновь скрывается в той же траве, откуда появилась.

Бросок ночного хищника и его исчезновение были настолько стремительны, что можно было бы усомниться в реальности происшедшего, если бы не опустевшая полянка да немного поднятой мути. Виталик, наконец, осознал, что он тоже охотник, и, еще крепче сжимая в руке ружье, медленно двинулся вперед. Глубина в этом месте не превышала полутора метров. Виталий избороздил все в округе подводной поляны, луч фонаря упирался в траву, пытаясь проникнутьпод нее, но сома нигде не было видно. Тогда охотник решил залечь и подождать у этого же места новую цель. Он ныряет, ложится на траву и… из-под него с шумом вырывается тот самый сом. Понятное дело – «с концами».

Вспоминая потом этот эпизод, особое удивление вызвала способность сома двигаться задом наперед. Известно, что речной угорь очень ловко в случае необходимости дает задний ход, но чтобы сом? Да с такой скоростью?!

… В том месте река Тихая Сосна разливается, и через все это пространство с берега на берег протянуты две трубы. Очень толстые – метра по два в диаметре. Летом они лишь наполовину погружены в воду. Виталий подплыл к трубам и даже вздрогнул, когда луч фонаря неожиданно уперся в эти черные преграды. Поднырнуть под них легко, наш охотник так и делает: ныряет вниз, потом изгибается и плывет под трубы. Фонарем светит вперед и вверх, чтобы в них не угодить. И тут в свет попадает стая плотвиц. Десятка полтора этих рыбок, видимо, дремали в непосредственной близости от труб. По крайней мере, они никуда не плыли и не перемещались. Но что-то было не так… Ну, конечно: все они находились спинками вниз, а животами вверх! Неужели огромные трубы ими были приняты за дно?

Щук и лещей в траве вниз головой многие из нас видели, и не раз. Сомы висят в завалах вниз хвостом, но чтобы какая-нибудь рыба в добром здравии находилась животом кверху – это нонсенс. Такое, очевидно, может быть только ночью, когда реальность и естественность отступают, а на их место приходят чудеса. Чудеса эти не из сказки и не из обостренного воображения, а из того самого сказочного подводного мира обычной среднерусской реки. Попробуйте сами: войдите в реку с фонарем в руках ночью, понаблюдайте, и вы увидите, что я прав.