Охота на зайца

Леонид Викторович Сериков

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Породы борзых

Порода № 1 отечественного разведения, гордость российской кинологии – русская псовая борзая. Это украшение рингов самых престижных зарубежных выставок и богатых поместий, неизменно возглавляющая рейтинг самых красивых, импозантных и дорогих пород собак. На своей родине она всегда была и остается прежде всего рабочей охотничьей собакой. Не раз, переживая трудные времена, находясь на грани исчезновения, она все-таки возрождалась, сохраняя свою красоту и уникальные рабочие качества. Позади остались отмена крепостного права, революция, Гражданская и Великая отечественная войны. Казалось бы, теперь старейшей российской породе ничего не угрожает.

Действительно, в Москве, Санкт-Петербурге поголовье русских псовых достаточно велико, но вот во многих регионах, где традиционно занимались псовой охотой, борзые переживают не лучшие времена.

Резко снизилось поголовье не только псовых, но и хортых борзых, тазы вообще стали редкостью. И дело вовсе не в дороговизне щенков. В провинции их стоимость самая низкая среди всех других пород. Причина заключается прежде всего в экономических трудностях сегодняшнего дня. Обеспечение семьи требует, как никогда, много времени и сил. Борзым же для поддержания нужной физической формы требуется постоянный моцион, особенно это важно при охоте на зайца, где требуется максимальная резвость.

Хочется все же верить, что русская псовая борзая не станет более редкой, чем какой-нибудь африканский бурбуль. А порода эта поистине уникальна и создана нашими предками специально для охоты в средней полосе России.

Это единственная собака, у которой все части тела имеют специальные названия.

Хвост – правило, спина – степь, она образует плавную дугу, и это называется верхом у кобелей, а у сук – напружиной. О собаке с прямой спиной говорят прямостепая, или скамьистая. Резкий переход от ребер к животу – подрыв, мышцы бедер – черные мяса, а задние стороны бедер, где шерсть удлиненная и волнистая, называются гачами; сама же шерсть – псовина, красиво удлинена также на задней стороне передних ног и под грудью, на шее она образует муфту, а на правиле – подвес. Предкам особенно нравилась вилая, т. е. волнистая псовина и в крупном завитке. Их любовь к красоте проявилась и в прекрасной голове борзой с плотно заложенными на шее ушами, в возбуждении собака поднимает их «конем». Видимо, это наследство от предка – лайки. Узкий лоб перетекает без видимого перехода в изящный щипец (так называется морда борзой), часто он имеет небольшую горбинку у носа. Несмотря на кажущееся изящество морды борзой, ее челюсти обладают недюжинной силой и способны удержать не только матерого русака или лисицу, но и волка. Иной раз челюсти замершей на волке борзой приходилось разжимать ножом. Интересно, что лапы псовой борзой называются за свою удлиненную форму русачьими, а плюсна, как и у зайца, именуется «пазанок». Этим терминам нет числа, и нужно не один год заниматься породой и псовой охотой, чтобы изучить их все.

В местности, где поля изрезаны лесополосами и для поимки зайца требуются бурный старт и уникальное качество псовой – бросок, этой породе нет альтернативы. К тому же длинная псовина защищает ее в зимнее время и позволяет охотиться при -15 °C.

Она обладает свойством самоочищаться от грязи, что особенно ценно для собак, живущих в вольере. К сожалению, немало хлопот доставляют колючки, их обязательно нужно вычесывать и процессе охоты удалять из подмышек собаки. Надо сказать, что колючки часто являются не природным фактором, а результатом деятельности человека. Ими густо зарастают брошенные сельхозугодья.

Характер у псовой покладистый, агрессия к человеку считается серьезным пороком. Создатели породы превыше всего ценили в этих собаках вежливость. От агрессивных особей и скотников, т. е. от собак, нападающих на домашних животных, немедленно избавлялись, несмотря ни на какие другие достоинства. Правда, от страсти к ловле кошек и часто дворовых собачонок современных псовых избавить пока не удалось. Борзые лишены охранного инстинкта, но часто в замкнутом пространстве двора частного дома или на дачном участке этот инстинкт вдруг проявляется, и чужим не дозволяется входить на территорию ее «земельной собственности». Достоверные факты охраны человека и его вещей неизвестны, так как это предполагает прямое нападение на другого человека, что недопустимо для охотничьей собаки, находящейся в угодьях без поводка и намордника.

Русская псовая борзая – продукт длительного заводского разведения, тщательной племенной работы. Никто не может гарантировать выдающиеся рабочие качества конкретного щенка на 100 %. Часто бывает, что псовые, даже не обладающие идеальным экстерьером, проявляют выдающуюся резвость. Недаром в старину говорили: «Борзая скачет не ногами, а кровями». В этом ключевой момент – только собака с известными рабочими предками может обладать в наиболее полной мере качествами, необходимыми для охоты. Сейчас все кровные борзые обладают родословными, включающими четыре колена предков. Русские псовые, кроме того, должны быть зарегистрированы в Москве и иметь родословную, выдаваемую Российской кинологической федерацией. Только при этом условии они могут участвовать в разведении, полевых испытаниях и выставках. Обладание такой собакой дает дополнительное преимущество: притравку за месяц до начала полевого сезона для подготовки собаки к испытаниям, открытие охоты на неделю раньше при условии участия в охотничьих выставках. Все вышесказанное убедительно свидетельствует в пользу приобретения собаки с родословной. К тому же в деревне над борзыми поставлено немало экспериментов, и даже собака, внешне очень похожая, скажем, на русскую псовую, может иметь среди своих предков не только борзых других пород, но и гончих и даже обычных дворняг. Среди них встречаются довольно резвые особи, но часто их желания работать хватает лишь на первые 2–3 поля, да и, как говорили раньше: «Резвость выборзка, как личное дворянство, по наследству не передается».

Все вышесказанное относится и к другим породам борзых, но, к сожалению, с хортыми и тазы все бывает сложнее. Большая часть поголовья находится в руках сельских борзятников, и случается, что у чистопородных, прекрасных экземпляров родословная отсутствует лишь из-за несерьезного отношения сельчан к регистрации вязок и своевременному оформлению всех необходимых документов. Это тем более обидно, что каждая из этих пород по-своему прекрасна и необходима. Богатая псовина русской борзой, столь нужная на зимней охоте, становится большой помехой в более теплом климате степей юга России. Хортая создана специально для этих условий охоты, ее короткая, плотная шерсть позволяет успешно охотиться в слишком жаркие для псовой дни, но в то же время хорошо защищает от резкого степного ветра в холодную погоду.

К зиме хортая отращивает подшерсток, достаточный для охоты в не слишком суровые морозы.

Ее лапы и зацепы (когти) очень прочны. Подушечки не стираются, а когти не ломаются на твердой сухой степной почве. Ее выносливость в преследовании зверя значительно превосходит это качество у псовой, она неприхотлива в пище и содержании, что вовсе не означает вольной жизни на самообеспечении. Хортая прекрасно ловит зайцев, иногда даже в одиночку. И отучить собаку поедать добычу потом будет просто невозможно. В остальном хортая очень похожа на псовую, ведь основой поголовья были гибриды псовой и грей-хаунда. Другое название хортой – русская степная борзая. Как самостоятельная, стандартизированная порода она сформировалась уже в советский период. До революции любую помесь с гладкой шерстью называли хортой (по аналогии с короткошерстным польским хортом). После Гражданской войны огромное количество этих собак сопровождало сельских охотников, не знавших ни сезонов, ни ограничений, что вызывало праведный гнев властей. Большое число ни в чем не повинных хортых было попросту уничтожено. К счастью, здравый смысл восторжествовал, и власти, наконец, поняли, что бороться нужно с хозяевами, а не с собаками. И сейчас любой желающий может иметь эту отличную рабочую собаку.

Прародитель хортой – грейхаунд вновь завоевывает позиции среди российских охотников, особенно южных регионов. Еще недавно он был всего лишь собакой для бегов и выставок, а сегодня неизменно поднимается на пьедестал почета во всероссийских состязаниях по зайцу-русаку. Диплом I степени становится для него обычным делом. Но сезон охоты с грейхаундом чрезвычайно короток. С падением температуры воздуха в геометрической прогрессии падает и резвость грейхаунда. А она поистине феноменальна и достигает 60 км/ч, в то время как высшее достижение псовой – 55 км/ч, но это на кинодроме. А в жизни, когда псовая все больше входит в рабочую форму и замечательно себя чувствует при минусовой температуре, грейхаунд вынужден лечь на диван до следующей осени. Пытаясь преодолеть этот барьер, охотники юга гибридизируют грейхаунда и хортую, что несет для последней большую опасность утратить породную самостоятельность и многие ценные качества. Грейхаунд не может сравниться с хортой в выносливости и неприхотливости, его лапы очень подвержены травматизму, переломы пальцев – обычное явление. Сторонники грейхаунда готовы мириться с этим ради блестящей, молниеносной работы по зайцу-русаку. Все же для охотника-практика, старающегося использовать сезон охоты максимально, это не слишком подходящая собака.

Восточные вислоухие борзые составляют в мире самую большую группу ловчих собак. Их происхождение теряется в глубине веков. По легенде именно восточную борзую тазы Ной взял на свой ковчег. Уважение к ним безмерно. Хорошую восточную борзую хозяин-мусульманин не продаст ни за какие деньги.

В нашей стране наиболее распространена и пригодна для охоты борзая тазы (в большей степени ее казахская разновидность: она крупнее и мощнее утонченной изящной туркменской тазы, являющейся гордостью своего народа наравне с легендарным ахалтекинцем). Тазы не может похвастаться резвостью европейских борзых, но ее упорство в преследовании зверя и идеальная приспособленность к условиям жаркой полупустыни поразительны. Между пальцами тазы растет шерсть, что хорошо защищает лапы от острых камешков и горячей почвы. Уши в бурках удлиненной шерсти делают их особенно привлекательными внешне. Может показаться странным, что отличное по качеству племенное гнездо тазы имеется в Санкт-Петербурге. Более того, почти все собаки питерцев имеют полевые дипломы. Их хозяева регулярно выезжают на полевые испытания в другие регионы страны, но куда более удивительно, что есть немало случаев поимки русака тазы непосредственно на пересеченной местности Ленинградской области, что даже псовым нечасто удается. Это говорит о способности тазы сохранять рабочие качества даже в самых непривычных условиях.

В России культивируются и другие породы восточных борзых. Для охоты используется небольшая популяция киргизских борзых тайганов и бакхмулей. Обе эти породы предназначены для охоты в горной местности в силу их своего происхождения. Бахмуль – разновидность афганской борзой, он обладает неплохими рабочими качествами, но его ноги покрыты удлиненной шерстью – штанами. В липкую грязь и мокрый снег он становится совершенно беспомощным. Колючки способны превратить его красивое одеяние буквально в панцирь. Тайган очень ценится на своей родине, и его вывоз практически полностью запрещен. В России все же стараются поддерживать имеющуюся популяцию на должном породном уровне, недавно даже состоялась монопородная выставка тайганов. Среди них имеются обладатели полевых дипломов, есть они и у бакхмулей. Имеются и другие разновидности афганской аборигенной борзой, внешне более напоминающие тазы, но не с таким сухим телосложением и большим количеством шерсти. Секция, занимающаяся этими собаками, есть в Московском клубе «Элита». Остальные породы восточных борзых пока имеются лишь в единичных экземплярах и появляются только на сертификатных выставках. Афган из-за своей роскошной шерсти является чисто декоративной борзой, декоративным стал и флегматичный добряк ирландский волкодав. На всероссийской выставке охотничьих собак в Тамбове присутствовала шотландская борзая – дирхаунд. На своей родине он использовался для охоты на оленя, и способен ли он поймать зайца, сказать трудно. Имеется уже немало малышей – уипеттов, малых английских борзых, имеющих дипломы по русаку без поимки. Для них затруднительно удержать нашего матерого зайчину, и полевые испытания скорее развлечение для уипеттов и их хозяев, чем проверка рабочих качеств.

Благодаря энтузиазму Варлама Тариэловича Га-бидзашвили – известного дрессировщика диких животных для съемок в кинофильмах и заводчика борзых разных пород, сейчас возрождается аборигенная порода юга России, которая так и называется – южнорусская борзая. Во внешнем облике она сочетает черты псовой и тазы, но не повторяет ни одну из них в точности. Хозяева собак этой породы довольны полевым досугом своих питомцев. Вероятно, и в приемах охоты они счастливо сочетают качества восточных и псовых борзых.

Все борзые хороши по-своему, если они породные и в полной мере унаследовали рабочие качества предков, а каждый борзятник фанатично предан выбранной породе, хотя бывает, это происходит не сразу. Когда же, наконец, это случится, выбранная порода становится самой лучшей на всю жизнь.