Охота на зайца

Леонид Викторович Сериков

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ЗАЯЦ – «СТРАШНЫЙ» ЗВЕРЬ

В русских народных сказках заяц предстает перед нами существом беззащитным, у которого множество врагов. Врагов у зайца действительно немало, но он далеко не так беззащитен, как принято считать. И сила зайца не только в поразительно быстром беге, на его стороне тонкий слух, который дает ему возможность сорваться с лежки в самый неожиданный для врага момент или, затаившись переждать опасность, но главное – это прекрасное знание местности своего обитания, тех мест, где можно укрыться или отделаться от преследователей.

Вот только один характерный пример. Равняж-ка движется по стерне к полосе высокого бурьяна и уже начинает поворот, чтобы захватить вторую часть поля, как вдруг всего лишь в 50 м от бурьяна поднимается заяц. Ближайший борзятник пускает собак, прекрасно понимая, что шансов нет и сейчас зверек скроется в спасительной полосе. Но происходит неожиданное: заяц отчаянно летит вдоль бурьяна, не пытаясь в нем укрыться. 100, 200 м – передняя собака буквально зависла над добычей, кажется, сейчас все будет кончено, но заяц делает резкий поворот и скрывается-таки с глаз. Собаки от неожиданности пронеслись, справившись, опять устремились за зверем, показавшимся на склоне по другую сторону бурьяна, но драгоценные секунды потеряны, и расстояние неуклонно увеличивается. Хозяин идет вперед, чтобы быстрее принять собак на свору и не задерживать остальных. Вернувшись, он объяснил, почему заяц совершил этот опасный пробег перед тремя десятками собак и людей. За бурьяном оказался узкий, крутой овраг, заросший спутанной травой. Заяц не смог бы его перепрыгнуть и вынужден был бы преодолевать его «пешком», став легкой добычей любого длинноногого хищника. В том же месте, где он свернул, овраг просто-напросто кончился. Там даже тропка была протоптана. Можно быть уверенным, что если на месте собак был бы орел, заяц немедленно укрылся бы в этом овраге. Но такое знание спасительных мест дается не сразу. Цена ошибки – смерть.

Этому также был интересный пример. Испытания окончены, и все ушли в автобус. Лишь один участник беседует с экспертом на краю довольно грубой пахоты. Две борзые стоят рядом без своры. Голоса разносятся далеко, и у зайца не выдерживают нервы. Молодой русак вскакивает с пашни почти в 70 м от людей и уходит в глубь поля. Собаки сорвались с места. Эксперт с сожалением заметил, что такие зайцы не берутся; тонконогие борзые не могут на такой крутой пашне развить достаточную скорость, а фора у зверька приличная. Заяц вскоре пропал из вида, но собаки неожиданно остановились и возвращаться не торопились. Пришлось хозяину, спотыкаясь, самому поспешить за собаками. «Надо было все-таки и под ноги смотреть», – успел подумать борзятник, куда-то провалившись почти по грудь и больно ударившись коленями. Подняв голову, он видел собак в 10 м перед собой. Они наклонялись над лежащим перед ними зайцем. Нетрудно было догадаться, что зверек с разлета, как только что борзятник, влетел в глубокую водомоину, потерял скорость и тут же был пойман подоспевшими собаками. Опытный заяц в этом случае, заведя собак на пашню, сам встает на дорогу и, пока те спотыкаются в отвалах, беспрепятственно исчезает из вида. Дороги и лыжни активно используются зайцем для спасения, и, если собакам не удается сбить его в сторону, шансы поймать его ничтожны.

Зимой заяц и сам протаптывает многочисленные дорожки. Как-то в последние дни охотничьего сезона снег был столь глубоким, что, сойдя с лыж, можно провалиться выше пояса. Казалось, зайцу не уйти от собак, было даже как-то неловко пользоваться столь очевидным преимуществом. Но не тут-то было: оказавшись на месте, мы сразу увидели многочисленные утрамбованные тропы, на которых и человек мог без лыжни стоять, но при этом они были очень узкими, и собаки по ним передвигаться не могли. Плотный снег держал их на шагу, но стоило начаться скачке, собаки беспомощно вязли по брюхо, а зайцы спокойно уходили по своим тропкам.

И только случайное происшествие подарило нам последний трофей этого сезона. После шести бесполезных проскачек, проводив седьмого зайца до посадок, собаки объявили забастовку и отказались вернуться обратно в поле. Тогда пришлось выйти к посадкам на лыжню и направиться вдоль них к остановке электрички. Собаки растянулись цепочкой позади и даже поскуливали от усталости. Упрямые же коллеги продолжали двигаться по полю. Неожиданно раздались крики, призывающие борзых. Азарт оказался сильнее усталости, и они бросились на зов. Вдруг прямо передо мной появился заяц. Собаки делали, что могли, но спасительные посадки уже рядом. Как же опешил заяц, увидев человека прямо перед собой, он затормозил и как-то осел. В тот же миг собаки накрыли неудачника. Однако так бывает не всегда. Находятся свидетели тому, как заяц буквально сбил с ног медленно бредущего по дороге старика-дачника и даже не приостановился. В этом случае человек был напуган куда больше. Бывает, так же бесстрашно и разумно действуют совсем маленькие зайчата. Однажды собака наткнулась на стерне кормовых на малыша-листопадника. Он закрутился между ног собаки, а та безуспешно щелкала зубами у себя под животом, он же бросился в куртину бурьяна размером всего лишь в нескольких квадратных метров. Собака вломилась туда же, а зайчишка уже выскочил и припустился по дороге, пробежав мимо ног охотника. Все эти случаи говорят о поразительной приспособленности зайца к среде обитания, неслучайно живут они в лесу и в поле, в тундре и в пустыне, но они не в полной мере объясняют расхожую шутку борзятников, что заяц – «страшный» зверь. И дело даже не в том, что он бывает бесстрашен и хладнокровен; пропустит равняжку и встанет незамеченным далеко позади, обогнет горящий стог и скроется в шлейфе дыма, сбив с толка собак. В этой шутке много горечи и разбившихся надежд. Ведь не одна борзая нашла свою смерть или стала калекой в погоне за «бедным» зайчишкой. И происходит это с самыми лучшими, самыми резвыми, жадными, отчаянными и беззаветными собаками. Они в миг высшего напряжения сил не рассчитывают, не хотят видеть на пути никаких препятствий. Петр Михайлович Мачеварианов, в своей книге «Записки псового охотника Симбирской губернии» приводит как пример невероятной резвости русских борзых такой случай. «Недалеко от опушки стояли три дерева: две березы и дуб. Березы видны были ясно, но дуб слился с сумерками. Русак бежал мимо этих деревьев. Сударка вздумала взять его броском и кинулась меж двух берез, но ударилась о дуб, и дух вон. Удар был так силен, что, кроме разбитой груди и раздробленных передних ног, четыре ребра вышли в спину». Подобный же случай произошел с Иваном Сергеевичем Тургеневым. Его любимый борзой кобель насмерть разбился о дерево, преследуя русака. Писатель допоздна просидел над телом друга, пока его не нашли и не увели домой слуги. Он, видимо, не смог простить любимцу глупой смерти и больше никогда не держал борзых. В одном из своих рассказов он даже написал, что «все борзые до крайности глупы». Это привело к расхожему заблуждению о мнимой глупости борзых. Она может выучить все команды ОКД, но является ли это знание признаком ума и нужно ли это собаке, для которой при виде зверя мир вокруг исчезает, растворяется в азарте погони. Сколько их жестоко разбилось в оврагах, поломало ноги в норах и ямах, став пожизненными инвалидами. Но они делают лишь то, для чего их создал человек, удовлетворяя свою страсть к захватывающему зрелищу, и только на человеке лежит ответственность за последствия этой страсти.

К сожалению, есть немало охотников, способных попросту пристрелить покалечившуюся собаку. Вряд ли этот индивид может претендовать на звание человека.

Исключением может служить лишь травма, несовместимая с жизнью.

Вот два случая, произошедших в одной деревне. Собаку, как это часто бывает, заяц увел в поле скошенного подсолнечника. Такая проскачка всегда опасна травмами, и на сей раз все кончилось трагически. Острый, как пика, ствол прошил собаку насквозь, и пришлось прекратить ее мучения. Борзятники стараются не травить зверя вблизи таких полей, но их становится все больше, масло – ходовой товар, заяц же стремится туда с полным знанием дела. Моя собака после скачки по такому полю, к счастью, лишилась только больших пальцев на передних ногах (их пришлось удалить), но не жизни или здоровья. Другой случай произошел с борзым кобелем; заяц проскочил перед едущим КамАЗом, кобель же врезался прямо в переднее колесо машины. Бегать с нужной резвостью он уже не может, но живет на полном пансионе и любим своим хозяином.

Человек за свою долгую историю стал многим обязан собаке, сроднился с ней, и нельзя относиться к ней потребительски. Никто ведь не задается вопросом, какая польза, скажем, от дога или мастино неаполетано. А ведь они куда требовательнее к пище и едят гораздо больше, чем борзые. Оправдание, что, мол, она будет несчастной без охоты, не слишком убедительно. Немало борзых у нас и за рубежом никогда не использовались на охоте или бегах, но они, как любая другая собака, счастливы оттого, что их любят и у них есть хозяин.

Надо сказать, что не только борзые, но и гончие часто страдают и даже гибнут от приверженности зайцев к автодорогам и дорогам железным. Они быстро понимают все выгоды такого соседства. Сильные запахи транспорта сбивают гончих со следа. И, если в случае с автомобилями исход не всегда трагичен, на железной дороге невезение равно смерти. Лучше не испытывать судьбу и держаться от этих объектов подальше.

Не столь опасно, но довольно неприятно желание зайцев селиться вблизи деревень и дачных массивов. И даже будучи поднят в поле, он стремится в любимые места, а там помойки, колючая проволока и другие опасные сюрпризы. Заброшенные строительные объекты с их котлованами, рытвинами и развалинами зайцев также не оставляют равнодушными. Были случаи, когда зайцы, прячась в норы лисиц и барсуков, служили причиной гибели гончих, застрявших там и попросту задохнувшихся. Еще одна опасность заключается в тонком осеннем льду. Легко выдерживая вес зайца, он ломается под тяжестью собаки. Спасти ее удается не часто, так как течение затягивает теряющую быстро силы в ледяной воде гончую под лед.

После всего вышесказанного образ несчастного беззащитного зверька теряет свою убедительность. Восточному человеку такой образ зайца был чужд всегда, для него он нечистая сила, воплощение шайтана, и даже употребить его в пищу можно только после специального обряда очищения. Борзая – другое дело, ее называют «е1 Ъог», что значит «благородный». Она равна человеку, вращается в его обществе, допущена в его жилище, он заботится о ней и бережет ее. Такое отношение к собаке, постоянно рискующей жизнью и здоровьем ради удовольствия человека, достойно всяческого уважения. Давайте и мы будем всегда помнить об опасностях, подстерегающих нашего друга на охоте. Берегите своих собак, желание добыть зайца во что бы то ни стало не должно стать принципом охоты на него. Собаку трудно вырастить, подготовить к охоте и так легко потерять. Немного осторожности, и вы сможете много лет испытывать удовольствие от совместной жизни и охоты. Именно ради этой мысли написана эта глава и ни в коем случае не призвана оттолкнуть от охоты на зайца с борзыми. Да и нет, наверное, людей, один раз увлекшихся ею, которых способны были бы отвратить какие-либо доводы, кроме непреодолимых жизненных обстоятельств. Конечно, в наше не самое легкое время прокормить нескольких собак непросто, но мы обязаны беречь традиции предков. Легко избавляясь от собак, которым природа не дала способностей к охоте, они с большим уважением относились к престарелым и калеченым труженикам и талантам. Бездарная, нерезвая, неазартная борзая и не покалечится. В Першинской охоте у великого князя Николая Николаевича было специальное отделение для собак, по тем или иным причинам сошедшим с поля. Уничтожить их ему в голову не приходило. Чувства сострадания и благодарности всегда будут украшать человека.