Ох, охота!

Сергей Трофимович Алексеев

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Терьеры

Название большого семейства этих собак произошло от «терра» — земля, поэтому их иногда называют земляными или норными. Общее их качество — полное отсутствие чувства страха, невероятная терпимость к боли, почему и выведенных искусственно бультерьеров использовали как бойцовых. Есть еще одна привычка, многим кажущаяся странной: пожалуй, это единственная собака (особенно фокстерьеры), которая не выбирает «вожака стаи» среди людей, а лишь терпит их, благосклонно принимая корм и ласку, сама же все время остается себе на уме. Эта вольнолюбивость порождает в них склонность к бродяжничеству: можно спустить с поводка и больше не увидеть. Если у вас во дворе или квартире есть другие собаки, терьер непременно станет вожаком, подавив волю и сопротивление даже самого крупного пса, иногда коварным путем: подныривает под брюхо и хватает за мужское достоинство. Особенно они не любят овчарок-немцев, возможно, из-за их волчьего вида, бросаются в драку немедленно, даже не обнюхавшись и не признавая противоположного пола.


Ягдтерьер


Фокстерьер


В Англии, где и была выведена эта порода, терьеров применяли в парфорсных охотах, как вспомогательных, причем возили их в заплечных мешках или переметных сумах. Когда гончие загоняли лису в нору, фокстерьеров доставали и запускали под землю, чтобы выгнать или задавить зверька. Но более всего терьеров держали вместо кошек, ибо это прекрасные ловцы грызунов. Если вы завели фокса или ягдтерьера, ни крыс ни мышей в округе не будет. А крупных эрдельтерьеров, например, в охотах не применяли, а использовали для служебных целей, как розыскную собаку, поскольку все они обладают прекрасным нюхом и чутьем. Охотничий азарт у земляных собак непомерен, и если вы его запустили в нору, где спряталась лиса или барсук, можете оставаться ночевать возле: пока этот упорный пес не исследует все ходы, не найдет зверя и не вытащит его, наружу не появится. Я держал двух фокстерьеров, и обоих мне приходилось откапывать: один был в ошейнике и зацепился им за корень под землей, второй просто не мог достать барсука и просидел в норе двое суток. Причем были они в свободном поиске и никто под землю их не направлял. Бесстрашие их иногда приводит в замешательство: однажды фокс вернулся из свободного поиска верхом на кабане, вцепившись в загривок. Вепрь летел с сумасшедшей скоростью по полю, а собака телепалась у него на шее, как тряпка. Стрелять я не мог, опасаясь зацепить фокса. Кабан забежал в кусты и, видимо, сорвал его с себя; послышался злобный лай, и скоро тот явился ко мне разъяренным, недовольным и начал меня облаивать, мол, я тебе кабана под выстрел пригнал, а ты стоишь, рот разинул…

Посаженный на цепь, фокстерьер становится отличным охранником, хотя эту небольшую (до 40 сантиметров в холке) собачку никто серьезно не воспринимает, и напрасно: многие мои приятели уходили с рваными ботинками и куртками. В настоящее время норные собаки, да и вообще терьеры, на охоте используются в единичных случаях и превратились в декоративных и охранных.