Ох, охота!

Сергей Трофимович Алексеев

<< Назад | Содержание | Дальше >>

Борзые

Меланхоличная, изнеженная и ухоженная барыня, лежащая в кресле или на хозяйском диване с печальным взором, лениво безразличная ко всему происходящему в доме, вкушающая пищу не то что не жадно, а с некой брезгливостью и отвращением — эдакое небесное создание, по ошибке оказавшееся на скучной земле. И внешне это что-то нескладное, не собачье — выгнутая горбом спина, несуразно длинные ноги, поджарая, костлявая фигура, узкая обтекаемая головка с тонкой мордой…


А. Кившенко. Спускают со своры


Понять, что это за чудо, можно лишь в чистом поле, когда такое недоразумение природы перевоплощается не просто в собаку — в совершенную и живую машину, созданную исключительно для стремительного бега. На открытом пространстве при невысокой траве борзая развивает скорость до 90 километров в час! И это не на короткой дистанции — на спринтерской, в несколько километров. Если смотреть вслед убегающей борзой, то создается впечатление, что она летит над землей, ее не касаясь. Кроме того, у русских борзых «верховое чутье»: они не вынюхивают след, а озирая пространство, ориентируются по малейшему движению зверька (зоркость), ловят запах на ветру, в воздухе.

Неземные эти создания в своре достаточно легко и отважно берут волка.

Охота с борзыми уходит в глубокую древность, и зародилась она в степных и пустынных районах Земли, где, собственно, и вывелась эта «порода для просторов». Из-за своих скоростных характеристик она вообще не применима в лесных и даже лесостепных угодьях, поскольку всегда существует опасность гибели собаки от ударов о деревья. В средней полосе России их применяли непременно с гончими, которых запускали в лес, чтобы выгнать дичь на поле, и только потом в дело вступали борзые. По всей вероятности, такая охота изначально была уделом состоятельных и свободных людей. По крайней мере, нужно завести свору — три собаки, а также необходимо иметь лошадь и амуницию и, естественно, угодья. Борзых применяли на охоте еще в Древней Руси, но в южных степных районах и реже в средней полосе, где есть просторные поля. Там же возникла и особенная русская охота в комплексе с гончими. Охотились обычно большими командами, до десятка и более всадников, которые удерживали борзых на своре — бечевке, продетой в специальные кольца на ошейниках. Перед местами дневок или кормежки зверя всадники разворачивались в цепь и прочесывали угодья, удерживая борзых на своре. Как только дичь обнаруживали, всадники спускали собак, и начиналась травля. Отсюда и возникла у русского крестьянина ненависть к барской охоте, когда конями и собаками вытаптывались посевы, ибо сроков охоты с борзыми не существовало.


Н. Сверчков. Охота с борзыми


Самая крупная собака этой породы — русская псовая борзая, высота в холке которой достигает 85 сантиметров. Слово «псовая» здесь не случайно: псовиной называется шерсть борзой, ее одежда, убранство, наряд, который граничит с произведением искусства и очень высоко ценится поклонниками этой собаки. Хортая борзая (хортый зверь, хорть — волк), напротив, гладкошерстная и чуть ниже (до 75 сантиметров) ростом и с менее выгнутой, но очень сильной спиной. Была выведена на юге России, часто использовалась на волчьих охотах в степях. По рассказам, свора таких собак загоняет и умучивают волка, после чего охотнику остается спешиться и сострунить зверя: вложить между челюстей струну — палку, стянуть пасть ремешком и связав ноги, положить поперек седла. В России также известны азиатские породы борзых — тайганы и тазы. Это среднего (до 70 сантиметров) роста собаки, сухие и поджарые, и если тазы короткошерстные, то тайган обладает роскошной, часто курчавой на голове псовиной с бурками — свисающей с ушей мягкой и длинной шерстью. Обе эти породы не только зрением обнаруживают зверя, но еще и хорошо ходят по следу, а точнее, сочетают в себе две эти способности.



Борзые


Охота с борзыми, надо сказать, дело устаревшее, весьма специфическое и может получить в наше время развитие исключительно в условиях клуба.


П. Соколов. Охота на волка