Охота на зайцев и других грызунов

Николай Павлович Смирнов

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ОХОТА НА БУРУНДУКА

В осенней тайге, усыпанной игольчатым золотом лиственниц, то и дело показывается как бы подвижной бродячий огонек - небольшой, веселый, стремительный бурундук. Завидев человека,- он безбоязненно и довольно близко подбегает к нему, проявляя явное любопытство, и некоторое время "провожает" его, быстро прыгая по кустам.

Бурундук по своим размерам почти равен летяге (длина тела 14 см, хвоста 12 - 13 см); окраска зверька довольно разнообразна и красива: оранжево-рыжеватая (бледнее на боках и ярче в задней части туловища), с пятью густо-черными пестринами на спине и с белизной на нижней части тела. Хвост в темноватых волосах, кончики которых серебрятся, как верхушки ковыля.

Бурундук - по преимуществу таежный зверек, населяющий северо-восток Европейской части Союза, огромную часть Сибири, Дальнего Востока и некоторые районы Алтая. Зверек избегает, однако, наиболее глухих таежных урочищ, предпочитая смешанные леса, перемеженные овражками, кустарниками, долинами и т. п. Часто держится бурундук и в лиственных лесах, а также по мелкорослым лесным окраинам, в соседстве с хлебными полями.

Питается бурундук преимущественно растительной пищей - семенами лесных трав и хвойных деревьев, ягодами, грибами и кедровыми орехами. Не отказывается он, впрочем, и от насекомых, птичьих яиц, ящериц и прочих мелких животных. В большом количестве истребляет зверек .хлебные зерна, нанося известный вред посевам. В исходе- лета бурундук туго набивает свои защечные мешки семенами (или кедровыми орешками), и тогда голова его кажется несообразно большой. В его защечных мешках помещается около 10 г зерна.

Рис. 9. Бурундук

Бурундука называют иногда "земляной белкой": он живет под землей, вырывая нору в каком-либо потайном месте среди валежника, между корнями деревьев, под кустами и т. д. Нора его не имеет отнорков и коридоров, как, например, нора барсука, но довольно поместительна, хорошо замаскирована и прочна. В норе "оборудованы" специальные хранилища, в которых зверек складывает запасы корма, приносимые им в защечных мешках. Запас корма, достигающий иногда 4 кг и выше, хранится в образцовом порядке: бурундук заботливый и рачительный хозяин. Запасенный осенью корм не используется зверьком до весны: зиму он проводит в спячке. Спит он очень крепко и долго (в средней Сибири - с октября по апрель). Исхудавший и истощенный за зиму, весной бурундук с жадностью набрасывается на пищу.

Вскоре после пробуждения, у бурундука начинается брачный период; самцы, издавая особый призывный крик, гоняются друг за другом и затевают драки. Самка носит тридцать один день; в конце мая она мечет четыре-шесть (а иногда и до десятка) детенышей, которые через полтора месяца уже начинают самостоятельную жизнь - расходятся в стороны и роют собственную нору с "кладовыми" для запасов корма. Самка рожает детенышей только раз в году.

Бурундук, подобно белке, дневное животное: ночью он спит. Он сравнительно плохо лазает по деревьям и держится больше на земле или в низкорослых кустарниках.

Бурундуков в довольно большом количестве истребляют воздушные и наземные хищники, и особенно медведи: разоряя осенью норки бурундуков, они съедают не только богатства их кладовых, но и самих хозяев.

Шкурка бурундука имеет определенную ценность, и охота на него развита довольно широко.

Бурундуков в таежных просторах очень много. Охота на них добычливая, легкая и веселая, не требующая особой затраты сил, усиленной ходьбы и напряжения: эти зверьки водятся в лесах, вплотную примыкающих к селениям (в том числе и к большим городам). Охотятся за бурундуками больше всего молодые колхозные (и городские) охотники.

Охота на бурундука начинается весной, вслед за выходом зверька из норы; она продолжается примерно 40 - 45 дней (в среднем до конца мая), совпадая с брачным периодом у зверьков, что резко повышает ее добычли-вость. Летом шкурка зверька не представляет ценности и охота не производится. Возобновляясь в сентябре, она продолжается до конца октября, до погружения бурундука в зимнюю спячку.

Весной на бурундука охотятся с петлей и манком.

Охотник издает сначала отрывистый и короткий свист - подражание голосу самки; потом он подражает крику самца, повторяя его с промежутками в 10 15 сек. Голос бурундука слышен в тайге очень далеко, и на манок является много зверьков. Они мчатся оттуда и отсюда, быстро перемахивая препятствия, и, готовясь к встрече с соперниками, имеют возбужденный вид. В траве и в кустах то и дело загораются "огоньки" - мелькают оранжевые спинки и, подобно крупной картечи, чернеют изумленные, несколько на выкате, глаза. Вот один из зверьков совсем близко подбегает к охотнику, и тот, все отрывистее посвистывая в манок, бесшумно заносит удилище с петлей. Зверек совсем близко, он вскакивает на куст, садится на задние лапки. Удилище опускается, тонкая волосяная петля окружает шею аверька и, после сильного рывка в сторону, затягивает ее...

Так один за другим попадают в петлю разгоряченные зовом бурундуки.

Лучшее время для этой охоты - утро и полдень.

Многие сибирские охотники обходятся без манка, умело и ловко подражают крику бурундука, дуя в сложенные ладони рук.

Осенью охота на бурундука с манком и петлей дает гораздо меньший эффект и заменяется охотой с ружьем и собакой [Охотясь с манком, тоже можно, конечно, применять вместо петли ружье, но гул выстрелов пугает зверькоа и снижает добыч-ливость охоты]. Эта охота во многом сходна с охотой на белок. Собака (лайка или чутьистая дворняжка) выгоняет зверька на чистое место или "сажает" на дерево (обычно низкорослое), и охотник тут же завершает дело выстрелом. Поскольку стрелять приходится близко, употребляется обычно половинный заряд (с дробью No 8 - 10).

Шкурка бурундука снимается, как и у белки, трубкой.

Охота на бурундуков имеет свою прелесть и значимость, она прививает молодому охотнику первичные навыки стрелка и следопыта. Есть в ней и своя поэзия, сопряженная с жизнью тайги, - и весенней, полной аромата и цвета, и осенней, пленяющей тишиной и хрупким золотом лиственниц.

Хорошо уйти после школьных занятий в ближний лее с другом собакой, бродить по его опушкам и просекам, веселиться от звонкого лая и раскатистого выстрела, любоваться изящным и легким зверьком в теплой и пушистой шкурке, подобной узорам пахучей сосновой коры. И радостно смотреть потом на груду этих шкурок, навешанных на стене, то гордясь самостоятельным заработком, то мечтая о куртке на легком и красивом меху, то о подарке любимой девушке в день ее рождения.