Карп

Дмитрий Баличев

<< Назад | Содержание | Дальше >>

ГЛАВА III ПРИКОРМКА И ПРИКАРМЛИВАНИЕ

«… не бойтесь прикармливать: прежде, чем рыба наестся до отвала, много воды утечет мимо вашей удочки».

Э. Лежен

Начиная разговор о прикармливании, обратим внимание на то, что термин «прикормка» неоднозначен. Он может подразумевать:

1) Всякий корм, бросаемый рыболовами в водоем, как перед, так и во время ловли, в надежде на лучшие уловы. Такого определения придерживался патриарх русских рыболовов С. Т. Аксаков, подразделявший прикормки на две категории: «Прикормки бываютъ временный и постоянныя. Временною прикормкою мы называемъ бросанье оной во время уженья, или съ-вечера накануне, или передъ самымъ уженьемъ… Постоянною называется опущеніе въ воду, на самое дно, м?шка сь прикормкою…». «Постоянная прикормка должна лежать съ нед?лю, прежде ч?мъ начнется уженье…».

2) Корм, бросаемый рыболовами в водоем с той же целью, что и в первом случае, но только во время ловли. Корм же, бросаемый заблаговременно, сторонники этого определения прикормки называют «привадой». В «Рыболовном календаре» Л. П. Сабанеев пишет по этому поводу: «Для того, чтобы пріучить рыбу собираться на изв?стное м?сто ловли, и т?мъ обеспечить себ? усп?хъ уженья (а иногда и ловли с?тями), необходимо ее привадить, т. е. бросать заблаговременно различный кормъ, смотря по рыб?, а иногда м?сту и времени года. Кормъ же, бросаемый во время уженья, называется прикормкой».

Это простое разграничение на прикормку и приваду оказалось настолько удобным, что в России его до сих пор использует большинство авторов. Но не все то, что удобно в теории, подходит для практики. К сожалению, на практике не так легко провести границу между прикормкой и привадой, особенно при ловле карпа. Некоторые карпятники сидят на водоеме по несколько суток подряд, время от времени бросая более или менее солидные порции корма. Прикармливают они тем самым карпов или приваживают? А другие бросают корм вечером, накануне утренней рыбалки, после чего отправляются домой спать. Можно ли считать, что они делают это заблаговременно?

Не годится в качестве критерия и количество корма. Иногда тратишь не менее ведра во время ловли, а иногда целую неделю перед первой рыбалкой бросаешь по две-три горсти зерен или по несколько хлебных корок. Кто-то связывает приваду с наличием мешка или контейнера для корма, но карпятники применяют их лишь в редких случаях.

Неудивительно, что часто понятия «прикормка» и «привада» смешиваются. Вот два примера: «Главная масса прикормки должна находиться около того м?ста, гд? будетъ лежать насадка, но первое время отъ этого центра привады должны итти радіусами довольно длинныя дорожки съ зернами или другимъ кормомъ». Эти слова тоже принадлежат Сабанееву, и нетрудно заметить, что он не придерживается своего же разграничения. По всей вероятности, здесь под прикормкой он подразумевает сам корм, а под привадой — прикормленное место, но в других случаях он не соблюдает этого принципа, так что все окончательно запутывается.

«Избранное м?сто — для уженья-ли съ лодки, или съ берега, въ р?к?, озер? или пруд? — одинаково необходимо запривадить, для чего охотникъ должен, въ продолженіе 3–5 дней до начала ловли, бросать въ облюбованное имъ м?сто прикормку…» — пишет И. Н. Комаров. И здесь та же картина: запривадить прикормкой.

Чтобы не погрязнуть в противоречиях и не спорить понапрасну, ниже мы всякий бросаемый в воду корм будем называть прикормкой, предоставляя несогласным с нами читателям право самим решать, в каком случае это будет прикормка, а в каком — привада. Удобно и демократично.

Но нужна ли вообще прикормка? Ответа на вопрос, поставленный в такой форме, дать, разумеется, нельзя. О целесообразности прикармливания имеет смысл говорить только применительно к каждому конкретному случаю, а не «в принципе», как это делают некоторые авторы. Иногда прикормка нужна, а иногда нет. Вот наиболее распространенные обоснования необходимости прикормки: прикормка нужна для того, чтобы…

1) … привлечь рыбу к выбранному для ужения месту;

2) … приучить ее посещать это место в определенное время суток;

3) … удержать проходящую мимо рыбу на месте ужения;

4) … возбудить у рыбы аппетит;

5) … притупить ее бдительность;

6) … приучить ее к определенному корму. Рассмотрим эти пункты по порядку применительно к ловле карпа.

1) Вряд ли удастся заставить карпов посещать такие места, в которых они обыкновенно не появляются. Правда, стоки некоторых фабрик, содержащие пищевые отходы, иногда собирают огромные стаи рыбы, в том числе и карпов, в самых неподходящих местах (на мели, на сильном течении и т. п.). Один из наиболее известных тому примеров — так называемый Чиккенпул на реке Эбро в Испании. Отходы переработки цыплят привлекают в это место карпов, усачей и кефаль, которые тысячами покрывают поверхность воды. Рудольф Зак вспоминал, как после заброса его спираль-кормушка падала со спины одной рыбы на спину другой, пока не достигала дна.

Исходя из этого, можно предположить, что путем колоссальных затрат времени и использования огромных количеств прикормки, выражающихся в пудах или центнерах, возможно приманить карпов в любое место, разве что не на берег. Куда разумнее, однако, сначала найти карпов, как это описано в главе II, а потом уже начинать прикармливать!

Бывают, конечно, случаи, когда рыболовная нагрузка на какой-либо водоем становится столь велика, что приходится радоваться, найдя на берегу хоть какое-нибудь свободное место. Такие проблемы характерны, в частности, для Англии, где на популярных (и доступных) озерах перед началом сезона (16 июня) собирается великое множество рыболовов, ожидающих сигналов, по которым они могут занимать места (кто первый!), а затем начинать ловлю. Не имея возможности искать карпов, бедняги высиживают у воды по две недели, обильно прикармливая и надеясь, что карпы все-таки появятся в доставшемся им месте.

Это прискорбное явление способствовало возникновению философии, что достаточно сесть где-нибудь и начать как следует прикармливать, а уж за карпами дело не станет. Такую рыбалку с полным правом можно назвать самой неэффективной, самой скучной и самой монотонной.

Иногда рыболовы стремятся выманить добычу из опасных для их снасти мест (коряги, кувшинки, водоросли). Но успеха они могут добиться лишь в том случае, если карпы время от времени покидают свои укрытия. Иначе даже самые трудоемкие способы прикармливания, например постепенное выманивание карпов, когда прикормка с каждым разом бросается все дальше и дальше от опасного места, не дадут результата. Таким образом, здесь мы уже подходим к третьей версии, согласно которой прикормка останавливает карпов, проходящих мимо. Если же карпы почти безвылазно сидят в дебрях, то остается ловить их прямо там, причем необходимость в прикормке практически отпадает (см. Главу VIII).

2) Вторая версия весьма удачно сформулирована в «Справочной книге рыболова-любителя» — объемистом справочнике, вышедшем в Москве в 1992 году: «Приваживание осуществляют в течение ряда дней, опуская в намеченном для ужения месте корм в одно и то же время, и тем самым как бы приучают рыбу являться в „столовую“ к определенному часу».

По правде говоря, эта версия выглядит малоправдоподобно. Время клева зависит в первую очередь от водоема, времени года и погоды — и, конечно же, от вида рыбы. Весьма сомнительно, чтобы с помощью прикормки его можно было изменить. Естественные водоемы — это не аквариумы и даже не разводные пруды, где рыбу можно дрессировать.

Тем не менее, распространенный совет прикармливать всегда в одни и те же часы является правильным. Только не карпы должны подстраиваться под время, выбранное для прикармливания рыболовом, а, наоборот, рыболов должен стараться ориентироваться на привычки местных карпов.

3) Третья версия (прикормка побуждает проходящую рыбу останавливаться) справедлива для большинства ситуаций, возникающих при ловле карпов. Существует теория, согласно которой карпы при передвижении по водоему придерживаются определенных маршрутов, подобно зверям, предпочитающим ходить по одним и тем же тропам. В то же время большая часть акватории (3/4 и более) может совершенно ими не посещаться, ибо они-то хорошо знают свой водоем и им доподлинно известно, в какое время года в каком месте какой корм они могут найти.

Наши наблюдения во многом подтверждают эту теорию. Конечно, наивно было бы понимать это так, что карпы, словно роботы, без отклонений циркулируют по заданным маршрутам. Некоторое время они могут не появляться в привычных местах. Но если на своем пути они в определенной точке будут регулярно встречать прикормку, то это, может быть, побудит их заглядывать туда чаще.

Заметив прикормку, карп обычно (хотя и не всегда) останавливается, обходит ее кругом, подходит поближе, потом отворачивается и т. д. Но со временем осторожность исчезает, он пробует прикормку и, если она ему понравится, съедает ее.

4) Что касается возбуждения аппетита, то это вопрос спорный. Если прикормка заинтересовала карпа, то, скорее всего, у этого карпа есть аппетит. Все дело в том, когда этот аппетит появился — до того, как карп заметил съестное, или после. Многие специалисты уверены, что прикормка действует только на тех карпов, которые вообще-то не прочь поесть, настраивая их на определенное «блюдо».

5) В большинстве случаев прикормка действительно несколько притупляет бдительность карпов, так как они привыкают находить определенный корм в определенном месте. Но это порождает новые проблемы, так как со временем появляются поклевки-подергивания, которые трудно распознавать (см. Главу XI).

6) Весьма вероятно, что правильно подобранная прикормка, пришедшаяся карпам по вкусу, делает их «запрограммированными» на данный вид пищи, и они начинают отдавать этой пище предпочтение. С другой стороны, при длительном применении одной и той же прикормки карпы начинают ее избегать. Иногда приходится слышать, что карп не возьмет новую для него насадку, пока не познакомится с нею в процессе прикармливания. Наш опыт, как и опыт многих других карпятников, говорит об обратном. Можно привести сколько угодно случаев, когда карпы без предварительного прикармливания (или вообще без прикармливания) брали насадки, никогда на данных водоемах не использовавшиеся. Может быть, эти карпы намеревались лишь попробовать насадку, проверить ее на съедобность, и при этом попадались на крючок.

Количество прикормки определяется для каждого случая отдельно. Нельзя абстрактно, вне связи с конкретной ситуацией заявлять, что прикормки следует бросать много или, наоборот, мало. Может быть, она вообще не потребуется. Интересно вспомнить, как в московской рыболовной литературе 80-х годов жирным шрифтом набирались предупреждения о недопустимости и вреде обильного прикармливания пищевыми продуктами. Одни авторы прямо предлагали запретить использование хлебных продуктов в качестве прикормки, другие публиковали целые рассказы о «горе-рыболовах», которые появлялись на водоемах с большим (по понятию авторов) количеством прикормки, ничего не могли поймать и в конце концов изгонялись «сознательными» коллегами по рыбалке. Как правило, «расточители» в этих историях были угрюмыми, нелюдимыми и даже агрессивными людьми, ничего не смыслившими в рыбной ловле. Говорилось о том, что обильная прикормка отрицательно влияет на клев и, наоборот, что она превращает рыбалку в механическое занятие, хотя оба эти взаимоисключающие утверждения одинаково неверны.

Вместо того, чтобы просто призвать рыболовов бережно относиться к пищевым продуктам (пусть это казалось смешным на фоне всеобщей бесхозяйственности тех лет), в ход пускали такие приемы, как одностороннее освещение проблемы и даже искажение фактов, что недопустимо в серьезной специализированной литературе. Неудивительно, что эффект был обратный желаемому, как это часто бывает в тех случаях, когда достигнуть цели хотят без разбору в средствах. В результате идея, в общем-то не такая уж и глупая, была совершенно дискредитирована. На подмосковных водоемах мы нередко слышали ехидные насмешки над участниками неудавшейся пропагандистской кампании. Вероятно, больше толку бы вышло, если бы рыболовов призвали прикармливать как можно больше: многие разозлились бы и «из принципа» стали бы поступать наоборот!

Доказывая вред обильного прикармливания, часто ссылаются на Л. П. Сабанеева. Действительно, Сабанеев писал: «Много бросать привады отнюдь не сл?дуетъ, чтобы не закормить рыбу; кром? того она должна быть св?жа, такъ какъ испортившійся кормъ карпы берутъ неохотно, а сытые не беруть вовсе».

Но оба эти аргумента — перенасыщение рыбы и порча прикормки — отпадают, если в месте ловли кишмя кишит мелочь, с остервенением набрасывающаяся на все съестное. «Главное условіе — никогда не жал?ть корма и ч?мъ больше сыпать, т?мъ лучше, принимая въ расчеть, что на привадахъ кишитъ всегда масса мелочи…

Я вид?лъ много охотниковъ на Сейм? под Курскомъ; принесетъ три пригоршни ржи, кружечку гороху, и думаетъ этимъ удивить рыбу; просидитъ зорю, другую — и никакого усп?ха. Понятное д?ло, пока хорошая рыба подойдет, мелочь и раки истребят эту скудную порцію, — писал И. Т. Плетенев, ловивший, в отличие от Сабанеева, не в Москве и под Москвой, где рыбы и в прошлом веке было уже сравнительно немного, а в рыбных реках Курской губернии, причем специализировавшийся на ловле карпа и леща.»

«Каждая засыпка», — рассказывает о своем опыте Плетенев, — «состояла изъ ведра пареной ржи и порядочнаго котелка (варилась каша на 4 челов?къ) варенаго гороху, добавляя десятка два шариковъ варенаго картофеля.

Посл? четырехъ зорь засыпки корма, я с?лъ на приваду…».

Удивительно, насколько слова Плетенева похожи на слова другого известного рыболова-практика — Рудольфа Зака. Трудно поверить, что людей, написавших эти строки, разделяли не только тысячи километров, но и почти целое столетие: «… некоторые рыболовы полагают, что обильная прикормка только насыщает рыбу. В какой степени эти взгляды основаны действительно на их собственном опыте, а в какой — на чисто теоретических рассуждениях, остается под вопросом. Но одно несомненно: слишком скупая прикормка во многих случаях найдет других любителей, прежде чем сможет побудить хотя бы одного-единственного леща сменить курс. Поэтому полное ведро вареных пшеничных отрубей — это не слишком много, а только-только достаточно для того, чтобы занять на несколько часов стаю лещей».

Можно привести сколько угодно случаев из практики нашей и других рыболовов, когда «скупая прикормка» становилась причиной неудач, но мы ограничимся здесь лишь двумя. П. В. Баличев, соответственно отец и дед авторов настоящей книги, весьма успешно ловил язей на уловах в реке Чулым (Красноярский край). Своими успехами, вызывавшими недоумение и зависть других рыболовов, а иногда и «оккупацию» его улова (устройство улова см. Главу VIII), он был обязан не только хорошо отлаженной, деликатной снасти, но и обильной прикормке, которую до прихода язей не успевала уничтожить вездесущая сорога. Его конкуренты тоже прикармливали, но слишком мало, и в этом была их главная ошибка.

Мы сами чуть было не потерпели поражение, впервые попробовав ловить карпов на Старом Сенеже под Москвой. Расчистив граблями «окно» в зарослях водорослей, мы начали регулярно прикармливать, бросая по две дюжины небольших шариков каши утром и вечером. Никакой рыбы не было заметно, вода казалась безжизненной, но, появляясь всякий раз с очередной порцией прикормки, мы обнаруживали, что от прошлой порции не осталось и следа. Это внушало надежды, однако предпринятая через три дня пробная рыбалка не дала ничего, кроме редких подергиваний.

На следующий день, разбросав прикормку, мы задержались на полчаса около расчищенного места. Каково же было наше удивление, когда вскоре мы заметили нескольких раков, подбиравшихся к каше. Прозрачная вода и утреннее солнце позволяли во всех подробностях наблюдать за тем, как они разделывались с нашей «скудной порцией». Тогда мы немедленно сменили тактику. Бросая по полведра комбинированной прикормки (хлеб, овсяные хлопья, мясо беззубок, найденных на дне около нашего места ловли, и раков, пойманных мальчишками с лодочного причала), мы уже через день могли похвастаться двумя трехкилограммовыми карпами и несколькими хорошими линями.

Кроме мелкой рыбы (лещи, плотва, красноперка и т. д.) и раков в неглубоких местах прикормку может истреблять водоплавающая птица. Но главное — это сами карпы, там, где их много! Каждому из нас хочется поймать сверхкарпа, левиафана, а не какого-нибудь замухрышку. Между тем, как показывают предпринятые нами подводные наблюдения за карпами, к прикормке в первую очередь подходят мелкие экземпляры. Ничего удивительного — молодо-зелено. Молодые волки тоже прямиком бегут к падали и попадают под пули охотника, а молодые люди чаще попадаются на приманку в переносном смысле слова, чем те, кто умудрен годами.

Если прикормки будет мало, то одно-, двух- и трехкилограммовые карпы не замедлят съесть ее всю без остатка, и на этом дело кончится. А когда рыболов очень экономит, может случиться даже так, что вся прикормка поместится в одном-единственном маленьком карпе. Регулярно исследуя содержимое кишечника пойманных и взятых домой карпов, не перестаешь удивляться, сколько всякой всячины туда может войти.

Если же прикормки будет много и появляться она будет каждый день, то карпы средней величины, наблюдая своих «младших братьев» за едой, сами начнут осторожно пробовать прикормку и в конечном счете оттеснят от нее «мелкоту». Несмотря на свою многочисленность, последняя безропотно уступает место старшим, подобно тому, как за вашим окном несколько голубей или стайка воробьев уступают кусок хлеба вороне. Никуда не денешься — везде в жизни действует право силы, сколько бы ни говорилось о «равенстве» и «справедливости».

Итак, чем дольше мы прикармливаем, тем крупнее подходят карпы. На вершине этой своеобразной пирамиды находятся — в оптимальном случае — один-два очень крупных, иногда огромных карпа. Оговорка относительно оптимального случая связана с тем, что таких карпов в водоеме может просто не быть. Или процессу вытеснения мелких карпов крупными может что-то помешать, например, нехватка прикормки или шум на берегу. К тому, же самые крупные карпы не обязательно должны посещать все те места, где можно найти более мелких: для них еще важнее, чтобы место было уединенным или богатым пищей. По всему водоему крупные карпы бродят только весной, когда с пищей дело обстоит неважно. Это следует учитывать при выборе места ловли, как и то, что некоторые места привлекают большие группы карпов, а другие — лишь карпов-одиночек.

Но самая серьезная ошибка — это преждевременное начало ловли. Замечено, что после начала ловли в прикормленном месте как размеры, так и количество карпов начинают уменьшаться. Вероятно, это вызывается беспокойством, создающимся при забросах, подсечках и вываживании. Во всяком случае, спешить забрасывать снасти не стоит. Самых крупных карпов приходится ждать неделю, а то и две, да и то если ненастье не прервет на время активность рыбы. На некоторых водоемах, где рыба особенно недоверчива, целесообразно прикармливать даже по три недели! Но это, конечно, исключение.

Бросать прикормку желательно в определенное время суток, а именно незадолго до того, как карпы (по вашим расчетам) начинают кормиться. В противном случае она скорее достанется другой рыбе. Летом это обычно раннее утро и поздний вечер. Если есть возможность, можно прикармливать два раза в сутки. Разумеется, ловлю лучше начинать в тот же час, когда бросалась прикормка.

Непосредственно перед ловлей многие карпятники совсем не прикармливают, но мы считаем, что немного прикормки бросить не помешает, иначе карпы, ничего не найдя и не заметив наездку, могут просто пройти мимо.

Более того, если в процессе ловли у нас появляются основания полагать, что прикормка полностью или почти полностью съедена, мы немедленно бросаем дополнительную порцию.

Бывает, что от скуки рыболовы отправляют на дно новые и новые порции прикормки, в то время как ни поклевок, ни других признаков присутствия рыбы нет. Следовать их примеру мы не рекомендуем: Что же касается количества дополнительной прикормки в тех случаях, когда признаки активности рыбы есть, то оно находится в некоторой зависимости от количества основной прикормки, брошенной заблаговременно. Конечно, можно лишь догадываться о том, сколько и какой рыбы находится в прикормленном месте и сколько там осталось корма, и в этом незаменимую помощь оказывает знание численности популяций карпа и его конкурентов.

После каждого дня ловли мы обязательно даем нашему месту два-три дня отдохнуть, продолжая его прикармливать. Это позволяет надеяться на крупных карпов и в последующие дни. Если такого перерыва не сделать, то шансы на солидную добычу в последующие дни существенно уменьшаются. Чтобы не сидеть без дела, мы иногда готовим к этому времени еще одно прикормленное место. Можно, естественно, найти и другие занятия, например, переключиться на активную ловлю (см. Главу VI).

Какое количество прикормки необходимо для широкомасштабной кампании? Конкретные цифры зависят от особенностей водоема, но в большинстве случаев одним килограммом в день дело не ограничится. Если суп, как известно, лучше недосолить, чем пересолить, то с прикармливанием дело обстоит как раз наоборот. Если вы затрудняетесь сразу решить для себя этот вопрос, лучше бросать побольше, чем слишком мало. Постарайтесь проверить, если это возможно, полностью ли съедается ваша прикормка к тому времени, когда вы появляетесь с новой порцией.

Говоря о количестве прикормки, мы одновременно обосновали целесообразность длительного прикармливания в водоемах с достаточно большим количеством карпов, как весьма эффективного средства добиться поклевки крупных экземпляров. Впрочем, это справедливо и для ловли крупных экземпляров многих других видов рыб, например, линя, леща, язя, плотвы. Процесс вытеснения мелкой рыбы крупной известен многим рыболовам и используется ими при охоте за редкой добычей.

В то же время встречаются попытки отрицать значение длительного прикармливания. Так, А. К. Никольский в своей книге «Донная удочка» даже не рассматривает «приваживание», считая, что «при ловле донными снастями оно необходимо в крайне редких случаях». Поскольку карпа в основном ловят именно со дна, это утверждение представляет для нас интерес. Посмотрим, чем же автор его аргументирует. Оказывается, он ссылается на С. Т. Аксакова: «Так, С. Т. Аксаков писал: „Что за удовольствие поймать рыбу, которая посредством долговременной привычки сделалась почти ручною, приваженною есть корм без всякого опасения, в известное время, как дворовая птица? Тут пропадает искусство удить, тут почти равняется умеющий с неумеющим рыбаком; тут не нужны ни труд, ни забота, ни бессонные ночи. Нет, изучить, отгадать местопребывание, свойство и вкус осторожной, пугливой вольной рыбы, привлечь и обмануть ее искусною насадкой, подстеречь ее прикосновение к крючку — вот в чем наслаждение рыбака! Одна такая рыба стоит десяти прикормленных!“».

Итак, Аксаков — противник длительного прикармливания? Давайте, однако, сами заглянем в «Записки об уженье рыбы». Посетовав на то, что А. К. Никольский не указывает страницу, находим тем не менее по памяти приведенную цитату и видим, что у нее весьма неожиданный контекст и что в ней самой на два слова больше. У Никольского опущены всего два слова — «говорят они» — но это дает возможность приписать Аксакову чуждую ему точку зрения. В оригинале аксаковский текст выглядит следующим образом: «Хотя посл? всего, мною сказаннаго, нельзя оспаривать, что постоянная прикормка очень выгодна для уженья; но, повторяю, есть охотники, которые предпочитаютъ, уженье безъ прикормки. Что за удовольствие, говорятъ они, поймать рыбу, которая…» и т. д.

Комментарии, как говорится, излишни.

Несколько слов о влиянии прикормки на водоем. Несомненно, существуют экосистемы, шаткое равновесие которых может быть нарушено интенсивным прикармливанием — например, маленькие пруды с небольшими популяциями рыбы, незапруженные ручьи и т. п. Но в таких водоемах никакому здравомыслящему рыболову не придет в голову бросать прикормку ведрами. Вся рыба здесь на виду, и достаточно будет двух-трех горстей, брошенных перед началом ловли.

Неумеренное прикармливание, осуществляемое одновременно многочисленными рыболовами, привело бы здесь к тому, что большое количество корма, не съеденное рыбой, оставалось бы на дне. Несведённый корм через некоторое время начинает разлагаться, а участвующие в этом процессе бактерии — быстро размножаться. Бактерии тоже дышат и, следовательно, потребляют кислород, которого начинает не хватать рыбам и другим обитателям водоема. Кроме того, с прикормкой в водоем вносятся фосфор и прочие вещества, вызывающие ускоренный рост водорослей.

Иначе обстоит дело в больших водоемах, где много рыбы и где прикормка очень редко остается несведенной, а если вдруг и останется, то это не сможет оказать сколько-нибудь существенного воздействия на кислородный баланс. Тем временем рыболов заметит, что прикармливание не дает результатов, и прекратит его.

Иногда приходится слышать, что прикормка увеличивает количество выделяемых рыбой экскрементов и тем самым вызывает эутрофирование водоема. Действительно, есть основания полагать, что при обилии корма карпы едят больше, чем необходимо для поддержания жизнедеятельности организма и обеспечения нормального роста, причем часть пищи выделяется полупереваренной. Такие утверждения обосновывают отсутствием у карпа чувства насыщения в нашем его понимании. Но по сравнению с другими факторами, влияющими на эутрофирование, значение этого явления ничтожно.

Весь шум, создаваемый вокруг вопроса о влиянии прикормки на качество воды, направлен лишь на то, чтобы отвлечь внимание от настоящих виновников заморов, а именно от промышленных и сельскохозяйственных предприятий, не строящих очистные сооружения, не переходящих на более совершенные технологии и не предпринимающих никаких мер для предотвращения аварий. Нельзя не согласиться с д-ром Вольфгангом Штольтенбергом, который считает, что нет серьезного, основанного на проверенных фактах аргумента против соразмерного прикармливания.

Вернемся, однако, к нашей теме. Нетрудно догадаться, что длительное, широкомасштабное прикармливание применимо лишь там, где не слишком много рыболовов, и теряет всякий смысл, если ваше место в любой момент может оказаться занятым. Не поставите же вы табличку с надписью: «Просьба не ловить. Место прикармливается»! А если и поставите, то она, скорее всего, произведет эффект, обратный желаемому — приманит любителей поживиться за чужой счет, которых, к сожалению, можно встретить и среди рыболовов.

Что, если для их дезориентации расставить такие таблички в других, заведомо безрыбных местах? Это, конечно, шутка. Зато нам известны серьезные карпятники, ведрами бросающие у всех на глазах ложную прикормку (землю, мелкие камешки или песок), отойдя подальше от своего настоящего места, которое они прикармливают тайком. Но даже этот отвлекающий маневр не гарантирует того, что в настоящем прикормленном месте кто-нибудь не расположится случайно.

«Если вы хотите в течение продолжительного времени ловить в выбранном месте в полном одиночестве, то вам следует поступать, как мой удачливый коллега по рыболовному обществу. С искренним взглядом рассказывает он каждому, что уже несколько дней не видел ни одного хвоста, зато потерял неисчислимое количество крючков и лески из-за постоянных зацепов, и думает лишь о том, чтобы подыскать себе другое место. Глядя на него, никто и не подумает, что поблизости в кустах уже спрятан двадцатифунтовик.

Конечно, с таким увесистым уловом нелегко изображать неудачника. Но это действительно единственный способ поймать в том же месте других карпов. Когда еще двадцать рыболовов начнут без разбору и без цели бросать в воду свою прикормку, наступит время заняться поисками другого места.

Сам я привык выдавать место происшествия так примерно после десятого карпа. Это помогает оставаться некоторое время в одиночестве в уже подобранном новом месте».

Есть, впрочем, и другие моменты, затрудняющие применение длительного прикармливания. Далеко не все и не всегда имеют возможность ежедневно появляться на водоеме в течение одной, двух и более недель. Не каждый может запастись необходимым количеством прикормки. Поэтому зачастую приходится идти на компромисс и ограничиваться трех-четырехдневным прикармливанием. Тогда, начиная ловлю, имеет смысл забрасывать насадку с краю прикормленного места в расчете на то, что там могут оказаться карпы покрупнее, которые еще не решаются заняться прикормкой вплотную.

Может оказаться целесообразной и иная тактика. Основательно прикормив зернами, горохом и т. п., сторонники этого подхода на некоторое время занимают мелких карпов. Бросая время от времени дополнительные порции, они стараются удержать их как можно дольше. Тем временем поблизости они опускают несколько крупных кусков малозаметной прикормки и располагают среди нее насадку, надеясь, что большие карпы, никем не тревожимые, станут угощаться специально поданным им блюдом, и один из них попадется. Таким образом, здесь речь идет о сознательном отвлечении мелочи от основной прикормки и насадки. Весь вопрос состоит в том, не отвлекутся ли от них и капитальные экземпляры.

Если не ставить перед собой задачи отбора крупных карпов, то будет вполне достаточно бросать прикормку две зари, в крайнем случае одну, которые предшествуют рыбалке, а также непосредственно перед началом ловли. Это совсем не значит, что тут не может попасться гигант: если место выбрано правильно, то в принципе он может оказаться поблизости в любой момент. Другое дело, что случай будет играть теперь гораздо большую роль, и для целенаправленного отбора солидных экземпляров придется что-нибудь придумывать. Можно попробовать, например, использовать прикормку и насадку, которые не по зубам подрастающему поколению.

В водоемах, подверженных большой рыболовной нагрузке, на дне может лежать столько прикормки, что карпов практически невозможно удержать в том или ином прикормленном месте. Кажется даже, что в такой ситуации они начинают ассоциировать прикормку с опасностью. Небольшая точечная прикормка во время ловли — несколько приманок, лежащих рядом с насадкой — это все, что можно себе позволить. Еще предпочтительнее, пожалуй, особенно привлекательная одиночная насадка, отличающаяся от прикормки и от насадок, используемых остальными карпятниками.

Некоторые методы ловли позволяют обходиться без предварительного прикармливания, независимо от конкретных обстоятельств. Предлагая карпам плавающую корку, достаточно бросить рядом несколько таких же корок. То же самое относится к ловле нахлыстом на мушку, изображающую кусочек хлеба. Карпов, замеченных в средних слоях воды, часто удается «опустить» на дно с помощью порции опарышей.

У подветренного берега, в местах стоков пищевых отходов и т. п. карпы прикармливаются без нашего участия. Это тоже дает возможность ограничиться прикормкой, причем весьма скромной, бросаемой перед самой ловлей или во время нее.

Наконец, в ряде случаев прикормка совсем не требуется. Это, например, охота за карпами, роющимися в иле в поисках пищи и замеченными по облачкам мути и цепочкам пузырьков. Или ловля на свободно тонущую насадку. Это ловля в корягах, особенно на мормышку, и ловля нахлыстом на тонущую мушку или нимфу. Это и ловля на живца.

Перейдем теперь к вопросу о составе прикормки. «Н?тъ никакого сомненія, что не только можно, но и должно на то удить, ч?мъ прикормлена рыба…». И наоборот, прикармливайте тем, на что собираетесь удить. Наиболее употребительные мелкие насадки-прикормки — это кукуруза, фасоль и бобы, горох, перловка, пшеница, рис. Прикармливая ими, мы создаем на дне водоема целые ковры корма, избегая, благодаря небольшим размерам отдельных зерен, чрезмерного насыщения карпов. Копаясь в иле, карп подбирает зернышко за зернышком и постепенно передвигается по ковру, пока не наткнется на зерно или на комок из двух-трех зерен, насаженных на крючок. Точно так же он ведет себя, когда ищет естественную пищу, которая тоже не лежит на дне сплошным слоем или неуклюжими кусками, а рассеяна в иле по большой площади. Значительное же количество крупногабаритного корма (хлеб, каша и т. д.) выглядит в этом смысле довольно необычно.

Собирающие зерна карпы бывают настолько поглощены своим занятием, что только грубая ошибка в преподнесении насадки может помешать им взять ее. Если отдельно лежащая приманка обыкновенно тщательно инспектируется, то приманка, лежащая посреди ковра таких же приманок, всасывается карпом без размышлений.

Чем больше зерен, тем более поглощен карп их сбором, особенно если он не один (эффект конкуренции), но тем дольше насадка может пролежать нетронутой. С другой стороны, чем меньше зерен лежит на дне, тем скорее карп доберется до зерна с крючком, но тем основательнее он будет исследовать каждое отдельное зерно, а насадку может так и не взять, если она вызовет у него подозрение. Дело в том, что из-за крючка и лески насадка ведет себя иначе, чем отдельные зерна, когда карп всасывает ее или даже просто производит своими движениями завихрения воды.

Русские карпятники пользовались зерновой прикормкой еще в прошлом веке. Правда, они не всегда применяли те же зерна и для насадки. Последнее обстоятельство отчасти объясняется тем, что снасти той поры не позволяли ловить карпов на мелкие крючки, а на крупные насаживать небольшие зерна неудобно. Интересно, что сегодня ловля на крупную насадку, лежащую среди ковра зерен, опять стала модной!

Среди центральноевропейских карпятников огромной популярностью издавна пользуется кукуруза. В Англии же мелкие насадки-прикормки стали применяться карпятниками сравнительно недавно. Там они известны под названием «партиклз» («particles»), а их введение и популяризация считаются заслугой Рода Хатчинсона, за несколько месяцев поймавшего на них более пятидесяти карпов весом более десяти фунтов каждый. Под впечатлением успехов Хатчинсона многие английские карпятники стали применять «партиклз», которые Джеймс Гиббинсон назвал впоследствии наиболее значительным новшеством шестидесятых годов.

По мнению англичан, разработавших целую теорию «партиклз», основным преимуществом зерен является то, что карпы постоянно сталкиваются с похожим кормом, рассеянным в иле, и сбор зерен всецело поглощает их, заставляя забывать об осторожности. В первое время рекомендуется применять крупные, хорошо заметные зерна, например кукурузу. По выбранному месту их разбрасывают как можно более равномерно и не слишком густо. На крючок насаживают по 2–3 зерна.

Со временем карпы начинают подозрительно относиться к кукурузе и брать на нее очень осторожно. Тогда приходится переходить на другую насадку-прикормку, например, на фасоль. После фасоли наступает очередь гороха и т. д. Наконец, кар пятник волей-неволей обращается к самым мелким приманкам, а именно к пшеничным зернам, рису, семенам конопли. В семидесятые годы Гиббинсон отмечал, что в Англии эта проблема стояла очень остро: к тому времени многие ловили именно на эти мельчайшие зерна!

Надо сказать, что возможна и другая тактика использования зерновой прикормки. Как известно, карпы в поисках пищи обыкновенно движутся вдоль берега. Разбросав зерна длинной (10–15 метров) полосой перпендикулярно берегу, мы имеем все основания надеяться, что карпы в том или ином месте пересекут эту полосу, займутся прикормкой и доберутся через некоторое время до нашей насадки.

Конечно, применение зерен приносит успех только там, где совсем нет или почти нет белой рыбы, которая съела бы всю прикормку еще до подхода карпов. Причем, чем больше зерен будет разбросано, тем скорее они приманят незваных гостей. В водоемах, изобилующих мелочью, возможна лишь небольшая точечная прикормка после локализации карпов.

Совершенно иного подхода требуют крупные насадки-прикормки, к которым относятся шарики пасты, клецки, картофель, макаронные изделия, хлебные корки, мясо ракушек, кусочки жмыха и т. п. Их бросают в значительно меньшем количестве, чтобы избежать чрезмерного насыщения карпов.

Что же касается опарышей, других личинок и червей, то их значение в качестве карповой прикормки весьма невелико. Как правило, к ним обращаются в особых случаях: чтобы заинтересовать замеченных карпов и настроить их на еду или чтобы побудить их опуститься из средних слоев воды на дно. Кроме того, если в месте ловли не предвидится никакой другой рыбы кроме карпов, можно разбросать опарышей ковром с целью надолго занять карпов.

Собираясь ловить на хлебную корку или хлебный мякиш, а также на многие виды паст со дна, мы обыкновенно предпочитаем прикормку, отличную от насадки. Чаще всего это хлеб, смятый в первом случае с овсяными хлопьями и панировочной мукой, а во втором — с ингредиентами паст. Панировочная мука и сама по себе служит хорошей основой для прикормки, особенно в сочетании с отрубями. Отличная прикормка получается из панировочной муки и измельченного жмыха, лучше всего конопляного (или жареной и молотой конопли). Менее пригоден подсолнечный жмых, уступающий даже тыквенному. Последний широко применяется в Австрии («Kurbismehl»), а также в Словении и Хорватии («prga»).

Цвет, запах и вкус прикормки и насадки по возможности должны совпадать, хотя бывают и неизбежные исключения. Во время длительного прикармливания ни в коем случае не следует менять ни саму прикормку, ни добавки к ней. Но о добавках мы поговорим в следующей главе, а пока рассмотрим вспомогательное снаряжение, необходимое для прикармливания или, по крайней мере, значительно облегчающее его.

Чем компактнее расположена прикормка и чем точнее — насадка, тем скорее карп обнаружит последнюю. Небрежно разбросанная прикормка может быть съедена карпом или группой карпов лишь частично: они просто могут не найти зерна, шарики или куски, лежащие в отдалении от основной массы корма. Вполне достаточно даже двух-трех метров. Незамеченной может остаться и насадка. Как же добиться необходимой точности?

Следует принять за правило устанавливать в том месте, где, по вашему замыслу, должна будет лежать прикормка, маркер (буек) — если это возможно. Таким маркером может служить прозрачный шарик или пробка, которые не бросаются в глаза ни рыбе, ни конкурентам-рыболовам. Удобнее всего устанавливать маркер и опускать прикормку с лодки. Если этот вариант по какой-либо причине отпадает, то маркер можно забросить с берега, намотав на него леску нужной длины с привязанным к ней грузилом.

В качестве маркера можно использовать также глубомер, смонтированный на вспомогательной удочке (рис. 1). Для того, чтобы леска этой удочки не мешала при вываживании, ее придется положить на дно, пустив по ней отцеп или грузило на двойной застежке.

Теперь, имея надежный ориентир, можно непосредственно заняться прикармливанием. Бросать прикормку можно, конечно и рукой. Но куда удобнее делать это с помощью специальной рогатки (рис. 3). Рогатка позволяет прикармливать сравнительно незаметно, находясь в укрытии и не размахивая руками. К тому же, она намного увеличивает дальность заброса. Особенно хорошо это видно на примере хлебных корок, которые рукой далеко бросить совершенно невозможно.

Если рогатка достаточно мощная, то крупные шарики прикормки (например, клецки) летят на расстояние до 60–70 метров. Рогатки с более мягкой резиной хорошо подходят для прикармливания мелкими зернами или опарышем в прибрежной зоне.


Рис. 3 Рогатка для прикармливания

Как уже говорилось выше, мешок для прикормки не пользуется большой популярностью среди карпятников, ибо последние обычно стремятся избегать всего того, что могло бы вызвать у карпа недоверие. Применение мешка (или контейнера) оправдано, пожалуй, лишь в двух случаях: при ловле на достаточно сильном течении или (иногда) на поверхности.

В реках мешок не позволяет унести течению всю прикормку сразу; вымываются только отдельные частицы, приманивающие рыбу иногда с довольно большого расстояния. Удобнее всего опускать прикормку в мешках из-под овощей или фруктов из очень частой сетки. Старый нейлоновый чулок, рекомендуемый некоторыми рыболовами, пропускает, на наш взгляд, слишком мало прикормки. Изредка встречаются также контейнеры из частой проволочной сетки.

Поместив в мешок корм (хлеб, кашу, жмых, картофельное пюре, творог и т. п.) и груз (камень, гирю), мы привязываем к нему кусок шнура, длина которого несколько превышает глубину в месте ловли. Чем сильнее течение, тем длиннее должен быть шнур. На конце шнура находится прозрачный шарик-поплавок, служащий нам ориентиром. Посторонним шарик не так бросается в глаза, как ярко раскрашенный поплавок или кусок белого пенопласта. Впрочем, за неимением шарика можно воспользоваться пробкой, сухой веточкой или щепкой.

Подъехав к намеченному месту на лодке, мы опускаем мешок на дно (рис. 4а). Если лодки нет, его приходится бросать с берега, причем для того, чтобы шнур с шариком не мешал во время заброса, необходимо этот шнур на что-нибудь намотать. Мы рекомендуем следовать примеру Р. Зака, который наматывал его на прозрачный шарик, предварительно подложив с двух сторон хлебные корки.


Рис. 4 Вариации с мешком для прикормки

Когда мешок потребуется вынуть, шнур можно будет подцепить блесной, ориентируясь по плавающему на поверхности маркеру. На водоемах, где использование всякого рода буйков запрещено, от мешка лучше совсем отказаться из-за опасности зацепить его крючком в процессе ловли, не зная точно, где он находится. Правда, можно вытаскивать мешок перед началом ловли, но тогда забрасывать его придется на специальном шнуре, закрепляя конец последнего на берегу. В любом случае прикормку в мешке следует обновлять не реже, чем через два дня.

Применение мешка с прикормкой на поверхности позволяет собирать вокруг него мелкую рыбу — уклейку, красноперку и плотву. В этом случае мы наполняем мешок хлебом и панировочной мукой, груз заменяем куском пенопласта, а к шнуру вместо прозрачного шарика-поплавка привязываем гирю (рис. 4б). Такой мешок ставится на якорь с лодки.

При отсутствии лодки мешок оснащается несколько иначе. Привязав его к длинному, в несколько десятков метров шнуру, мы одеваем на этот шнур груз (свободно скользящую гирю) и сдвигаем его к середине шнура. Теперь мы осторожно раскладываем шнур на земле по обеим сторонам от себя, начиная с концов, причем свободный конец чем-нибудь надежно закрепляем. Забросив груз на сдвоенном шнуре, мы тянем за закрепленный конец шнура, в результате чего мешок, привязанный к другому концу, «едет» к грузу (рис. 4в). Разумеется, очень далеко «вывезти» мешок невозможно, да и шум при этой процедуре получается изрядный.

Содержимое мешка очень быстро приманивает мелочь, а та, в свою очередь, привлекает карпов, подходящих посмотреть, в чем причина суеты. Однажды на наших главах карпы начали толкать мешок носами, пытаясь добраться до хлеба. Если же карпы долго не появляются, полезно время от времени дергать за шнур, чтобы прикормка выходила наружу, поддерживая тем самым интерес мелочи.

Для точечной прикормки на течении, в том числе и при использовании мешка, практичнее всего нам кажется спираль-кормушка. В зависимости от конструкции она может быть смонтирована либо на основной леске (рис. 5а), либо на отдельном поводке, скользящем по основной леске (рис. 5б). Второй способ может показаться предпочтительнее, но он несколько увеличивает опасность перепутывания в момент заброса основной лески и скользящего поводка. Для дальних забросов полезно иметь специальные спирали-кормушки, насаженные на длинные пластмассовые трубки, исключающие запутывание лески (рис. 5в).


Рис. 5 Спирали и близкие к ним кормушки

Не всякий стопор удержит на леске тяжелую спираль, наполненную прикормкой. Многие предпочитают совсем отказываться от стопора и прерывать основную леску вертлюжком (рис. 5в). Между вертлюжком и спиралью на леску обыкновенно одевают небольшую бусинку.

Очень близки к спиралям кормушки, изображенные на рис. 5 г-д. Первая изготовлена из проволоки, вторая — пластмассовая, причем за счет своей формы она приподнимается над дном во время подматывания лески, позволяя тем самым избежать зацепов.

Все перечисленные выше кормушки наполняются прикормкой, которая, с одной стороны, должна выдерживать заброс, а с другой — рассыпаться на дне или вымываться течением. В качестве основы такой прикормки мы употребляем панировочные сухари.

Кроме спиралей-кормушек иногда приходится обращаться к особым перфорированным контейнерам, наполняемым опарышем или мелкими зернами. Контейнеры для опарыша снабжены крышками и монтируются вместо скользящего грузила (рис. 6а-в). Через отверстия опарыши вылезают наружу и расползаются по дну вокруг контейнера и крючка с насадкой. Мы должны предупредить, что после наполнения контейнера опарышем забрасывать следует немедленно, иначе личинки успеют вылезти до заброса и останутся на берегу.


Рис. 6 Различные контейнеры для прикормки

Проволочный контейнер, открытый с обеих сторон (рис. 6 г), монтируется таким же образом, но наполняется смесью опарыша с кашеобразной прикормкой. На дне за счет движения опарышей прикормка разваливается и рассыпается по дну. Для зерен существует специальный переворачивающийся контейнер (рис. 6д). В верхнюю его часть встроен груз, а в нижнюю — пенопласт, так что после «приводнения» он переворачивается, а зерна высыпаются. Контейнер для зерновой прикормки обыкновенно забрасывают отдельной, вспомогательной удочкой, а не той, на которую ловят.

Отметим также английскую кормушку («bait dropper»), открывающуюся в момент соприкосновения со дном (рис. 7).. В отличие от конусообразных кормушек, распространенных среди русских подледников, которые пригодны лишь для ловли в отвес, английскую можно забрасывать (отдельной удочкой) на некоторое расстояние, а после неточного заброса вытаскивать вместе с прикормкой, так как она не открывается, пока стержень не коснется дна. Особенно удобна английская кормушка для прикармливания опарышами и мелкими зернами.


Рис. 7 Английская кормушка «bait dropper»

В Германии одно время были популярны так называемые кукурузные бомбы. Потом о них стали забывать, но мы и сегодня применяем их с весьма хорошими результатами. Наделать «бомб» проще простого: привязанный к отдельному поводку крючок, насаженный несколькими кукурузными зернами, помещают в середину небольшой баночки (лучше пластмассовой, вроде стаканчика из-под йогурта), наполненной кукурузой и водой. Баночку ставят в морозильник, где ее содержимое замерзает. В тепле лед по краям оттаивает, и «бомба» свободно вытаскивается из баночки за поводок. Но стенки баночки ни в коем случае не должны сужаться кверху, иначе вынуть «бомбу» не удастся!

Таких «бомб» мы готовим несколько штук, заранее, и держим в морозильнике до очередной рыбалки. Отправляясь на водоем, лучше всего брать их с собой в большом термосе. На месте остается вынуть «бомбу» из термоса, привязать поводок к вертлюжку на конце основной лески и сделать заброс. Собственный вес «бомбы» позволяет иногда обходиться без грузила (рис. 8а).


Рис. 8 Кукурузные бомбы

Попав в воду, «бомба» быстро тает, и вскоре на дне уже лежит горка кукурузы, в середине которой — насадка с крючком. О лучшем трудно и мечтать! Конечно, при необходимости «бомбы» можно использовать со скользящим грузилом, можно даже вмораживать в них не крючок с насадкой, а сами грузила на отдельных поводках (рис. 8б). В воду, которой заливают кукурузу, при желании можно добавить пахучие вещества, муку и т. п. Но жидкости не должно быть много, иначе «бомба» окажется плавающей. Нечего и говорить, что кукурузу можно заменить любыми зернами, бобами и семенами.